Александр Васильев: человек во времени и в пространстве

15 июля 2015, 21:05

«Сердце остановилось, отдышалось немного и снова пошло». Александру Васильеву исполнилось 46 лет. Отличный повод еще раз поговорить о «Сплине», Петербурге и «Резонансе».

Не думаю, что в русскоязычном мире найдется хоть один человек, который не знает группу «Сплин» (ради интереса, даже провела небольшой социалогический опрос). Ее можно не любить, считать, что их песни слишком депрессивные, говорить, что у того, бородатого, нет голоса, но не замечать эту историю длинной уже более чем в два десятилетия просто невозможно.

Сегодня, 15 июля, Александру Васильеву 46 лет. Почти половину жизни он посвятил музыке, ставшей символом целого поколения рубежа веков. Так же как и само название группы связано со сменой столетий: считается, что там есть отголосок стихотворения Саши Черного, поэта Серебряного века, ну, а мне же в юности, казалось, что на всем этом лежит онегенский отпечаток.
В детстве, узнав нелицеприятные факты биографии Редьярда Киплинга, я решила по возможности оставаться в неведении о жизни любимых авторах. Впрочем, это трудно, не всегда верно и практически невозможно. Васильев же сам будто помогает мне, признавшись однажды, что он интроверт. Практически все его интервью посвящены творчеству, группе и родному Петербургу. Он нехотя отвечает на вопросы о политике и старается избегать каких-либо оценок. Да и о самом музыканте известны лишь общие, поверхностные факты, не более.

rok_nad_vokgoq_2515
Город на Неве всегда, зримо или не зримо, присутствует в песнях Александра Васильева. Холодный, промозглый, пронизанный северными ветрами и каналами город становится неожиданно близким. «Резонанс», последний альбом группы «Сплин», получился едва ли не более петербургским, чем все другие.

Мой город сохранил лицо,
Прорвал блокадное кольцо,
И вновь зовет к себе оркестр.

Эта песня, «Оркестр», едва ли не лучше, чем сам Васильев во всех интервью, говорит об отношении музыканта к родному городу и его героической истории.
Вообще «Резонанс» действительно несколько отличается от всех предыдущих альбомов группы «Сплин» и в мелодическом, и в текстовом смысле. Спустя 20 лет после выхода «Пыльной были» музыканты совершенно не боятся экспериментов. Многолетние опыты с неявной мелодикой, рваным ритмом привели группу к «песням-симфониям».
«Резонанс» полон разнообразных аллюзий как на раннее творчество самой группы, так и на поэтов-классиков и дословных отсылок к различным стихотворениям. В упомянутой уже песне «Оркестр» Васильев обращается к творчеству Высоцкого, которого очень ценит:

Среди совсем чужих земель
С меня в момент слетает хмель,
Слетает хмель на цифре 37.

А в завершении легкая отсылка к своей песни «Остаемся зимовать», да и к своей жизни.

Теперь я знаю, что сказать,
Вы остаетесь зимовать,
Мы остаемся насовсем.

Столь близкая мне, как и каждому человеку, прочувствовавшему текст, песня «Мороз по коже» заставляет нас вновь погрузиться в атмосферу Петербурга. Колюще-холодная зарисовка из восьми предложений переносит нас в чужой, холодный город Достоевского, или, быть может, город Мандельштама, которому он был близкок «до детских припухших желез», встретивший его неожиданно холодно после скитаний на Кавказе. Именно к его стихотворению и делает отсылку Васильев первой строкой: «Здравствуй, мой город, знакомый до слез». Случайный прохожий, брошеный пес — все эти герои-символы обостряют васильевское романтическое одиночество и, в то же время, объединяют с каждым:

Плачем от счастья, смеёмся до слёз –
Мы так похожи…

Александр Васильев очень уважительно относится к своим поклонникам, всегда отмечает, что это серьезные люди «с высоким IQ, дружелюбные и быстро схватывающие тексты». Некую благодарность им от группы «Сплин» можно увидеть и в «Резонансе». Вообще название альбома неоднозначно: то ли это отклик на жизнь, то ли жизнь отзовется во время прослушивания. Взаимосвязь группы и публики рождает резонанс, а среди песен с подписью «текст А.Васильев» появляется еще одна, написанная на текст, присланный по электронной почте (песня «Помолчим немного»).

В день рождения принято поздравлять и что-то желать имениннику. Оставим это для близких и друзей. А поклонникам пожелаем, чтобы и лампа горела, и выход был, и чтобы Васильев еще долго творил.

Текст: Екатерина Криворучко

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ