Японское современное искусство: традиции и преемственность

28 августа 2014, 20:11

Сегодняшний мир часто обвиняют в духовном кризисе, в разрушении связей с традициями, в глобализации, неизбежно поглощающей национальные основы. Всё персонифицируется и обезличивается одновременно. Если так называемое классическое искусство мы могли разделить на национальные школы и представить, что есть итальянское искусство, что есть немецкое искусство, а что есть французское; то можем ли мы разделить современное искусство на такие же “школы”?

takashi-murakami-arhat-exhibition_pixanews-7

В ответе на поставленный вопрос мне бы хотелось представить вашему вниманию японское современное искусство. На конференции в Художественном музее Мори на тему интернационализма в современном искусстве в прошлом году профессор Токийского университета, Мичио Хаяси, предположил, что популярное восприятие “японскости” на Западе закрепилось в 1980 году триединством “китча”, “природности” и “технологической сложности”. Сегодня популярное, и, особенно, коммерчески популярное современное искусство Японии до сих пор может быть помещено в этот треугольник. Для западного зрителя оно остается загадочным и оригинальным в силу специфических особенностей, присущих только искусству страны Восходящего солнца. В августе сразу на трёх арт-площадках встретились Запад и Восток: до 8 августа проходила выставка “Дуальность существования – Пост — Фукусима” на Манхэттене (515 W 26thStreet, Chelsea, Manhattan), экспозиция “teamLab: Ультра Субъективное пространство” продолжалась до 15 августа практически рядом (508-510 W 25thStreet, Chelsea, Manhattan); а “Цикл “Архаты”” Такаси Мураками в Палаццо Реале, в Милане, до сих пор продолжает покорять и удивлять посетителей.

takashi-murakami-arhat-exhibition_pixanews-12Все представленные произведения были созданы после 11 марта 2011 года, когда на Японию обрушилось цунами. Ядерная катастрофа на АЭС Фукусима сплотила нацию, заставила пересмотреть приоритеты и ценности, и вновь обратиться к давно забытым традициям. Искусство не могло остаться в стороне и представило миру новый тип художника, ориентированного на потребности современного зрителя, и в то же время чтящего исторически-сложившиеся устои и ценности.

takashi_murakami_by_facelessrebelТакаси Мураками — коммерчески успешный художник, популяризовавший техно-китч и создавший новый визуальный язык superflat, базирующийся на традициях японской живописи нихонга и специфике аниме и манга. Идеология его тиражируемых скульптур и эпатажных инсталляций заключалась в демонстрации изменения Японии после войны, когда потребительство стало превалирующим. Но 11 марта 2011 года разделило жизнь Японии на “до” и “после”, подобно двум страшным августовским дням 1945 года, когда были сброшены ядерные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. После того сильного землетрясения, повлекшего за собой ужасные последствия, Мураками встал на путь переосмысления буддизма и японской эстетики, сделал шаг в сторону возвращения к истокам и духовности. Первая работа, положившая начало циклу “Архаты”, – “500 архатов”, показанная на персональной выставке Такаси Мураками в Дохе, Катар, в 2012 году. Возвращение к буддийской тематике объясняется автором попыткой осознания, что в этом мире есть не только мы, что есть силы, от нас независящие, и что мы должны совершенствоваться каждый раз, чтобы перестать быть зависимыми от собственных желаний и аффектов. Плотная стена архатов, как будто защищающих зрителей от бушующих стихий на протяжении всех 100 метров полотна, вселяла в душу каждого умиротворение и спокойствие. Но Мураками не ограничился лишь одной работой и продолжил цикл картин, дополнив и развернув повествование, словно применяя прием манга и рассказывая историю в визуальном оформлении. Вторая часть цикла была представлена в галерее Blum & Poe (Лос- Анджелес) в 2013 году. Сегодня же в Милане архаты в третий раз странствуют по миру, распространяя идею возвращения к духовности и отказа от аффектов. Несмотря на назидательность и глубину смысла, картины легко воспринимаются из-за смелого и яркого колористического решения, самого художественного языка. Элементы манга привнесли в них ту необходимую долю популяризации, чтобы транслируемые идеи буддизма были легко прочитаны и восприняты даже непосвященной публикой.

umelabo-thumb

Следующим представителем современной японской живописи можно назвать Казуки Умезава, ученика Мураками, что возвращает нас к вопросу о школе и преемственности. Он создает цифровую визуализацию аниме персонажей, рисуя их поверх наклеек, чтобы создать дополнительную глубину и зрительный хаос. Из случайных и разбросанных по всему Интернету изображений он конструирует коллажи, ломает фоны, создавая мандалы, отражающие структуру и содержание воображения отаку (фанаты аниме и манга). Обращение к буддийскому символу усиливает семантическую ценность работ молодого художника, соединяя, с одной стороны, сакральное и устоявшееся в культуре, с другой стороны, современную проблематику, но опять же с включением специфически-японского феномена – аниме.

ad260ab44894b4da26b46067f10d3f9c

Такаси Мураками и Казуки Умезава умело балансируют между актуальностью и традиционностью, китчем и стилем.

Удивительно, что после землетрясения 11 марта 2011 года в Японии 16-летний мальчик, который в течение девяти дней находился в ловушке под обломками своего дома и был спасен, на вопрос журналиста о мечтах на будущее ответил: “я хочу стать художником”.

 

 

Текст: Татьяна Афонина

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ