Временная смерть московских театров

24 июля 2014, 15:04

Действительно ли лето – мертвый сезон для столичных театров?

Я очень люблю ходить в театры летом. Летом и свободного времени больше, и на улице тепло, и темнеет позже. Да только летом театралам в столице делать нечего. С конца мая один за другим театры уходят в отпуск, что кажется крайне несправедливым. Думаю, со мной согласятся те несколько тысяч туристов, что приезжают летом в Москву. В то время как в Старом Свете проходят театральные фестивали, разворачиваются площадные спектакли и перфомансы, у нас – полнейший штиль. Так исторически сложилось, что театры летом закрываются. Эта история уходит своими корнями к 30-ым годам ХХ века, и с тех пор ничего не поменялось. Правда, сейчас театры сами решают, когда и на сколько им уходить в отпуск. Некоторые закрываются ещё в мае, а кто-то работает до середины июля. Однако количество гостей столицы из года в год растёт. В 2013 году в Москве было зафиксировано рекордное число туристов. В общем, народ в первопрестольной есть. А вот есть ли на что посмотреть? Открываю театральную афишу. Из репертуарных драматический театров до конца июля будет работать, например, » Современник». Правда, причина тут не экономическая, а скорее историческая.

«Традиционно сезон открывается в день Рождения Олега Ефремова, основателя театра, – 1 октября, – поэтому мы так долго не уходим в отпуск,»– сообщили в пресс-службе «Современника. «Но эта традиция поддерживается также и для того, чтобы приезжие из других городов смогли попасть на спектакли. Как правило, летом мало кто думает о туристах. Я могу сказать, что на все наши спектакли аншлаги и переаншлаги, невозможно достать билет. И всегда так было».

Что, в общем, неудивительно: куда зрителям ещё ходить, когда всё закрыто? К тому же Современник – известный театр, билетов не достать ни летом, ни зимой. А сможет ли продержаться в «мёртвый сезон» небольшой и не такой известный театр? Как-то Констатин Райкин сказал, что летом можно конкурировать с другими театрами, но невозможно конкурировать с дачами. Однако, кое-кто с дачами всё же конкурирует. Художественный руководитель » Театра у Никитских ворот» Марк Розовский заверил, что никаких проблем летом с посещаемостью театра нет.

«У нас яблоку негде упасть. Какой мёртвый сезон? Может для кого-то он и мёртвый. Зайдите к нам в бухгалтерию… Единственное – мы немного меняем репертуарную политику. Летом играть Достоевского неправильно. Достоевский — автор осенней погоды. Летом уместен более лёгкий репертуар. Мы можем себе такую вещь позволить. Мы-театр, который очень интенсивно работает. У нас всего лишь месяц выходной».

То же самое говорят и антрепренёры. Лето для них – очень даже живой сезон. Вот что по этому поводу сказали в театральном агентстве «Арт-партнер XXI»: 

– Наши спектакли играются регулярно и в июле и в августе. Это связано прежде всего с тем, что много гостей столицы. У людей заинтересованность. 
– Заинтересованность всё лето?
– Нет. Всё зависит от месяца. Июнь плохой, июль хороший, август приутихший. Июнь и вторая половина августа довольно спокойны. Когда в Москве проходит Чеховский фестиваль, то он оттягивает честь аудитории. Кроме того, заметна тенденция, что многие репертуарные театры стали работать дольше. 
– Кого летом больше? Приезжих или москвичей?
– Отследить трудно. Но вот недавно пришлось отменить спектакль «Бумажный брак». Мы предложили либо обменять билеты, либо вернуть деньги. И вот тех, кто приехал на несколько дней в Москву, оказалось гораздо больше: им не подходила замена билетов.

В то время как Авиньон, Эдинбург и многие другие города на лето превращаются в культурные центры, в Москве один за другим закрываются театры. Надо сказать,что Парке Горького и в Музеоне проходят уличные шоу, но вряд ли московские театры готовы выйти на улицы. У нас другие традиции. А пока что ещё можно успеть в » Современник», » Театр Моссовета» , » Театр у Никитских ворот», » Сферу», » Театр Луны» и в » Театр кошек Куклачёва». Последний, кстати, единственный обещает работать всё лето. 

Текст: Марина Куракулова

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ