СПЕКТАКЛЬ RECALL ACTION

12 ноября 2014, 11:10

3 ноября в Театральном Центре на Страстном (Страстной б-р 8а) состоялась премьера российско-израильского танцевального проекта «Recall Action». Два спектакля, каждый из которых – отдельная творческая единица, объединились под знаменем танцевального стиля «гага», полного инстинктивной пластики и энергии. 

Представление начинается еще на входе в зрительный зал. Улыбчивые девушки, похожие на балерин, встречают гостей танцем, исполняемым без всякого аккомпанемента. На сцене – та же самая картина. Так ожидание лишается скуки. Программки удивляют своим изяществом: на них изображены наброски ангелов, усиленно продвигающихся куда-то.
Гаснет свет, и на меня обрушивается громкий тяжелый звук, идущий издалека. На сцене появляются человеческие фигуры, присыпанные белой пудрой, словно пылью. Они напоминают тех самых ангелов. 

123456Первый спектакль – «Тонкие нити» – творение двух российских постановщиков, Ольги Прихудайловой и Марии Заплечной. Хореография проекта строится на основе танцевального стиля «гага», одного из самых популярных видов современного танца в Европе. Это название имитирует первые слова младенца. Стиль – воплощает в себе новое знакомство исполнителя со своим телом. Девушки признаются, что, посветив мастер-класс по этому направлению в Израиле, они буквально «заболели гагой». Так родилась идея сотрудничества со школой Batsheva, выпускников которой они и пригласили в Москву.
«Мы попробовали погрузиться на дно собственных прекрасных и страшных миров, подарить которые могут только сны и фантазии, пробудить внутреннюю память наслаждения от простых, спонтанных, чувственных моментов движения тела», – говорит Ольга Прихудайлова. На сцене нет декораций, актеры безъязыки, и их единственный инструмент взаимодействия с окружающими – танец. 
Каждый двигается в своем, уникальном ритме. Движения резки, гуттаперчевые тела пружинят, рикошетят от воздуха, шаги подобны каплям дождя. Хлесткость сменяют плавные движения, преисполненные грации и сексуальности. Зрителям демонстрируется совершенно новое освоение плоскостей. Танец ради танца дарит наблюдателям безграничную свободу интерпретаций. 

123Кажется, «гаге» подвластно изобразить все: трепет отношений между мужчиной и женщиной, сложность самоидентификации, страх, религиозный экстаз. Для меня центральной темой первой части стал путь к свету, который сопровождается «мильоном терзаний». Прыжки и подбрасывания в воздух завершаются отчаянными срывами, падениями на пол. Потом – опять подъем, снова и снова. Контраст чувств, транслируемый в зрительный зал, поражает: нежность и страсть прерываются испугом, возникающим от зловещей обстановки. Некоторое время назад были крепкие объятья и легкие касания пальцев, а сейчас актеры ползут на тебя, как в лучших фильмах ужасов, завесив лицо спутанными волосами.
Оформление спектакля, сообщают организаторы, сложилось под впечатлением от творчества Брейгеля Старшего. «Падение икара» и «Падший ангел» отражаются в цвете, свете и образах, трактованных на современный лад. Детали рождают особую атмосферу. Откидывая голову, взмахивая волосами, актеры создают облако пыли, будто погружаясь в сон. Снимая одежду и демонстрируя полупрозрачное белье, они символически оголяют душу. Завершение «Тонких нитей», по традиции современных танцевальных представлений, происходит внезапно. Я не успеваю очнуться, как исполнители выходят на поклон и вызывают на сцену режиссера-постановщика. В считанные мгновения пространство между рядов заполняется людьми с цветами. Все это походит на конец спектакля, и от этой мысли у меня в голове образуется полная сумятица. 
На выходе из зала камердинер тихо говорит мне: «Это еще не конец! Антракт». 

12345Вторая часть начинается через 15 минут. Выходцы Batshev Dance Contemporary – Янив Абрахам и Гай Шамрони – показывают свою историю, называя ее «Vellum». Значение «Кальки» (перевод с латинского) раскрывается на фоне меблированного помещения с участием уже знакомых актеров. По ходу действия их состав увеличивается в несколько раз. Постановщики объясняют: «Мы как будто находились в огромной библиотеке. Ее содержание не могло быть прочитано и не могло быть написано одним человеком. Здесь книги на полках все время переставляются местами, а страницы в книгах читаются задом наперед. Мы собираем и рассеиваем в этом пространстве отдельные моменты бытия, настроения, творчество, чтобы разделить его со всеми и двигаться вперед». Здесь цвета костюмов, несмотря на приглушенный свет, обретают глубину. Цвет хаки, коричневый, брусничный, и, конечно же, черный в сочетании с блеклой тканью и простым кроем позволяют зрителю не отвлекаться от языка тела. Постановщики считают, что знание «гага» развивает инстинкты, позволяя соединить сознательное и бессознательное.

Абстрактный сюжет насыщен эмоциональными сценами. Мужчина и женщина сливаются в поцелуе, не прекращая быстрых самостоятельных движений. Актеры создают фигуры из тел, движущийся пол, на котором один из них восседает, как на слоне. Тело поднимается вверх и опускается вниз в унисон переливающейся музыке. Увеличение состава коллектива открывает новые возможности: имитация стен, падающих ниц, и птичьих стай, разлетающиеся по всей сцене. Во время репетиций представители стиля «гага» никогда не используют зеркал. Значение имеет лишь самоощущение танцора, который ищет подсказки не в своем отражении, а в собственной душе.
В очередной раз, конец становится неожиданным. Энергетические потоки, циркулирующие в зале, утихают, все до единого – улыбаются. На выходе из театра я понимаю, что до глубины моей души импульсам, искрящим со сцены, добраться не удалось. Что ж, это вполне в стиле «гага» — свобода выбора: пропускать что-то через себя или нет.

Текст: Татьяна Запенина

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ