«Почти свободная душа» Владислава Ходасевича

28 мая 2015, 16:38

К 129-летию поэта.

Крупнейший поэт своего времени, литературный потомок Пушкина по тютчевской линии, гордость русской поэзии – так оценил Ходасевича в одной из своих статей Владимир Набоков. Имея право не согласиться с мнением автора «Лолиты» по части творческой генеалогии, все же невозможно недооценить поэтический талант Владислава Ходасевича и его значение для русской словесности.

В день рождения выдающегося поэта мы вспоминаем самые важные творческие и биографические события его жизни.

Детство

Ход

Владислав Ходасевич с братом и родителями

Ходасевич родился в Москве в семье посредственного художника Фелициана Ходасевича, сына обедневшего польского дворянина, и Софьи Брафман, дочери тогда небезызвестного писателя Якова Брафмана, еврея и, как бы это парадоксально не звучало, антисемита.

О первых годах своей жизни поэт вспоминал: «По утрам, после чаю, мать уводила меня в свою комнату. Там, над кроватью, висел в золотой раме образ Божией Матери Остробрамской. На полу лежал коврик. Став на колени, я по-польски читал «Отче наш», потом «Богородицу», потом «Верую». Потом мне мама рассказывала о Польше и иногда читала стихи».

Творчество

img_31_max

Ходасевич в детстве занимался балетом, но не стал профессионалом по причине слабого здоровья. Интерес же к литературе возник у поэта во время учебы в Третьей московской гимназии, где в одном классе с Ходасевичем учился брат уже тогда знаменитого Валерия Брюсова. Не менее важную роль сыграла дружба с Виктором Гофманом, теперь уже забытым поэтом Серебряного века.

С 1904 года, закончив гимназию и поступив в Московский университет, Ходасевич регулярно печатался и был членом многочисленных литературных кружков.

Влияние символизма – в той или иной степени – почувствовали на себе почти все крупные русские поэты начала XX века, и творчество Ходасевича в особенности. “Молодость”, первая книга Ходасевича, вышедшая в 1908 году, была отмечена всё тем же Брюсовым, который выделял талант Ходасевича на фоне многочисленных символистских опытов эпигонов.

Будь нетерпим и ненавистен,

Провозглашая и трубя

Завоеванья новых истин, —

Они ведь новы для тебя.

После этого Ходасевич становится профессиональным литератором: он пишет рецензии, рассказы, фельетоны во множестве журналов и газет, печатает стихи и переводы.

Любовь

s01

Еще в 1905 году Ходасевич женился на одной из первых московских красавиц — Марине Рындиной, крайне эксцентричной девушке, перипетии любви к которой несомненно отобразились и в «Молодости». Спустя два года Марина увлеклась поэтом и искусствоведом С.К. Маковским, будущим издателем «Аполлона», и в конце 1907 года они с Ходасевичем расстались.

Время легкий бисер нижет:

Час за часом, день ко дню…

Не с тобой ли сын мой прижит?

Не тебя ли хороню?

В конце 1911 года Ходасевич знакомится с Анной Гренцион, младшей сестрой писателя Г.И.Чулкова. Она была ровесницей Ходасевича; от первого брака у нее был сын Эдгар, названный в честь Эдгара По. Большинство писем Ходасевича к Гренцион отмечены заботой о её здоровье и нуждах, ласковыми попреками за невнимание к себе. Ей поэт посвятил «Счастливый домик» — вторую книгу стихов.

Кто меня счастливее сегодня?

Кто скромнее шутит о судьбе?

Что прекрасней сказки новогодней,

Одинокой сказки — о тебе?

После революции

10548229_10204292013755878_5687558586471374783_o (1)

Вл. Хадосевич, Д. Кнут, Ю. Терапиано. Париж, 1925

Неудивительно, что, разделяя настроение почти всей интеллигенции, Ходасевич радостно принял Февральскую и Октябрьскую революции:

Тает снег во чистом поле

На Руси раздольной.

Эх, пора нам в новой доле

Жить на воле вольной!

С первых же дней он активно сотрудничал с различными советскими учреждениями. До переезда из Москвы в Петроград, произошедшего в конце 1920 года, Ходасевич работал секретарем третейского суда, читал лекции в литературной студии московского Пролеткульта, заведовал отделением издательства «Всемирная литература».

В 1920 году вышел третий сборник стихов под названием «Путем зерна», где сразу же стали заметны изменения в поэтических принципах и направлении вектора всего творчества поэта:

И ты, моя страна, и ты, её народ,

Умрёшь и оживёшь, пройдя сквозь этот год.

Уже через два года выходит сборник «Тяжелая лира», которому суждено стать последним, изданным в России:

Пускай минувшего не жаль,

Пускай грядущего не надо —

Смотрю с язвительной отрадой

Времен в приближенную даль.

Эмиграция

grup

Члены Писательского клуба, в который входил Владислав Ходасевич

22 июня 1922 года Ходасевич вместе с поэтессой Ниной Берберовой навсегда покинул Россию. За границей Ходасевич некоторое время сотрудничал с Максимом Горьким, который пригласил его в редакцию журнала «Беседа». С 1925 года Ходасевич и Берберова поселились в Париже, где у Ходасевича вышел последний сборник стихов — «Европейская ночь».

Эмигрантская жизнь Ходасевича была трудна, он крайне нуждался, много болел. Литературная поденщина угнетающе действовала на его поэтический дар. Молодой европейской интеллигенции он запомнился как злобный прозаик, литературовед и мемуарист.

Вдобавок ко всему прочему, его стихи перестали издавать на родине, а великолепно написанная биография Державина попала в руки лишь единицам.

Только по прошествии пятидесяти лет после смерти Ходасевича его произведения вернулись в Россию.

Во мне конец, во мне начало.
Мной совершённое так мало!
Но всё ж я прочное звено:
Мне это счастие дано.

В России новой, но великой,
Поставят идол мой двуликий
На перекрестке двух дорог,
Где время, ветер и песок…

 

Текст: Данил Ананьев

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ