По ком звонит цензура: мнение современных художников

8 мая 2015, 08:30

5 мая Законодательное собрание Санкт-Петербурга выступило с инициативой проводить предварительные проверки спектаклей, фильмов, концертов, цирковых представлений и музейных коллекций на предмет возможного оскорбления чувств верующих.

Фактически авторы законопроекта предлагают ввести предварительную цензуру на произведения искусства. По мнению Андрея Анохина, одного из инициаторов этого законопроекта, это поможет избежать столкновений между религиозными объединениями и произведениями искусства.

С чего все началось?

Бурные обсуждения вопроса о необходимости цензурировать объекты культуры и искусства возникли в связи со скандалом, вспыхнувшим в феврале этого года вокруг постановки оперы «Тангейзер» в Новосибирском театре оперы и балета. Премьера нашумевшей оперы состоялась 20 декабря 2014 года в Новосибирске. Представителей религиозных объединений оскорбил образ Христа в постановке и провокационный постер, появляющийся на сцене. В связи с этим, было возбуждено административное дело против режиссера Тимофея Кулябина и директора Новосибирского театра Бориса Мездрича об осквернении религиозных символов.

Сцена из оперы "Тангейзер"

Сцена из оперы «Тангейзер»

Суд не обнаружил состава правонарушения в действиях Кулябина и Мездрича, но прокуратура обжаловала это решение. 29 марта Мездрича уволили, а Владимир Кехман, занявший пост нового директора театра, вскоре снял «Тангейзер» с репертуара, после чего прокуратура отозвала жалобу на решение суда.

Пикет против "Тангейзера"

Пикет против «Тангейзера»

Глава Минкультуры Владимир Мединский заявил о том, что в будущем также будут применены жесткие меры в отношении деятелей культуры и искусства, которые оскорбляют чувства верующих. В середине апреля в ведомство была направлена резолюция митинга, состоявшегося в Новосибирске 5 апреля. Документ подписали 15 тысяч человек.

Мнение россиян

Как сообщает «Интерфакс», 82% граждан России уверены в том, что государство должно контролировать содержание художественных произведений.

Опрос был проведен 25-26 апреля фондом «Общественное мнение» среди 1000 респондентов в 43 субъектах РФ.

19% сторонников предварительной цензуры отметили, что контроль со стороны государства — это его прямая обязанность (19%). Еще 14% граждан отметили, что в художественных произведениях бывает много лишнего, вредного. По мнению еще 14%, в произведениях искусства много эпизодов разврата, жестокости, много пошлого и безнравственного. 12% сторонников этой идеи убеждены в том, что художественные произведения вредны для детей и молодежи.

Лишь 14 % опрошенных уверены, что творчество должно быть свободным. Еще 4% затруднились ответить.

Одновременно с этим к полному запрету театральных постановок, фильмов, выставок или книг отрицательно относятся 56 % респондентов. Ещё 39 % считают такие меры допустимыми.

Аннушка уже разлила масло?

Еще один случай цензуры произошел 4 мая на канале «Россия 1», который самостоятельно принял решение вырезать из сериала «Мастер и Маргарита» сцену, в которой трамвай отрезает голову поскользнувшемуся на масле Берлиозу. Также было размыто тело обнаженной Маргариты. Режиссер картины Владимир Бортко назвал внесенные коррективы цензурой и указал, что канал нарушил условия контракта, согласно которому фильм не может подвергаться монтажу без согласования с ним.

Голова Берлиоза из "Мастера и Маргариты"

Голова Берлиоза из «Мастера и Маргариты»

Как передает «Русская служба новостей», пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский сообщил, что ведомство не требовало от канала удалить этот эпизод.

«С одной стороны, похвально стремление соблюдать закон, с другой — важно не перегибать палку и понимать, где сцены насилия — с целью пропаганды этого явления, а где — прием, оправданный содержанием произведения. Возможно, их юристы увидели здесь нарушение закона и решили перестраховаться», — сказал Ампелонский.

Реакция общественности, или вероятность появления нового Малевича

Конечно, законопроект, предложенный Законодательным собранием Петербурга, не оставил равнодушным тех людей, кого он может непосредственно коснуться — деятелей культуры и искусства.

«Общая тенденция законодательства, конечно, заставляет задуматься», — прокомментировал российский художник и фотограф Олег Доу, и с ним сложно не согласиться. Этот законопроект так или иначе затронул всех людей искусства. И они задумались: а что дальше? Может ли в стране, где конституционно закреплена свобода мысли, слова и, как следствие, самовыражения, но где выдвигают подобные инициативы, появиться новый Айвазовский или Врубель?

«Из-за этого выезжали из страны великолепные умы современности второй половины XX-го века. Конечно, тем, кто подчинен диктатуре, это может сыграть на руку, если у власти будет толерантный лидер, который допустит в тусовку художников современного искусства, даст возможность жить и творить новым Малевичам, Филоновым», — так отреагировал на законопроект Платон Петров, член Союза художников России и Новой академии, чьи работы находятся в Государственном Русском музее и частных коллекциях.

Тем не менее, далеко не все настроены критически. Художник-график Альберт Солдатов, например, говорит: » Ну что ж, это, наверное, очень хорошо, художники наконец-то будут более обдуманно подходить к созданию произведений, перестанут лезть на рожон, экспериментировать черт знает с чем, займут, наконец, свое место, а иначе кому это все нужно? А то во всем прогресс, а в искусстве какой-то упадок». (Читайте также ARTIST TALK с Альбертом Солдатовым: «У искусства нет задачи нравиться всем и быть красивым»)

Художница, феминистка и активистка Микаэла так прокомментировала сложившуюся ситуацию: «Я думаю, это будет окончательный конец свободе слова и самовыражения. Усмотреть мотив оскорбления чувств верующих при желании можно в чем угодно, это позволит запретить любой проект или выставку с минимальной политической окраской. Разрешить конфликты между деятелями искусства и религиозными объединениями можно другими демократическими средствами, без лишней бюрократической инстанции и волокиты. Цензура ведь на самом деле и так существует — в государственных выставочных залах, про это достаточно прямо говорят. Есть и самоцензура. После дела Пусси Райот и выставки «Осторожно, религия» любому художнику и так понятно, что трогать любую тему, связанную с критикой религиозных институтов, опасно». (Читайте также ARTIST TALK с Микаэлой: «В России, говоря о современном искусстве, — почти всех можно упрекнуть в непрофессионализме»)

Художники Мария Шарова и Дмитрий Окружнов, работающие в тандеме, уверены, что «это ужасно, когда государство или кто-то от лица государства пытается ввести цензуру на искусство. Закончится это тем, что художники уйдут «в подполье», как это было при Советском Союзе. Говорить на неудобные темы художники все равно будут, и никакая цензура им это не запретит. Тем более сейчас, когда повсеместно распространен интернет. Познакомить зрителя со своим творением легче, чем раньше. А художники из-за диктата сверху станут еще более агрессивными в своих высказываниях». (Читайте также ARTIST TLAK с Дмитрием Окружным и Марией Шаровой: «Нравится или не нравится — не категории понимания современного искусства»)

Не очень положительно настроен и Иван Тузов, создатель арт-объектов из кафеля: «Что сказать про цензуру — ничего хорошего.  Свободнее от этого не станет, зато художникам придется более изощренно что-нибудь придумывать, делать более тонкие и сложные метафоры».

Члены арт-группировки «ЗИП» Евгений Римкевич и Василий Субботин отнеслись к возможному введению предварительной цензуры отрицательно. «Искусство должно быть свободно от предрассудков. Это система, которая сама себя регулирует, своим внутренним цензором, ну, и уголовным законодательством», — сказал Римкевич. Субботин же считает, что «сейчас идет к тому, что в жизнь культуры постепенно начинает возвращаться советская форма регулирования, возрождение творческих союзов и т.п. Все эти изменения, скорее всего, приведут к окончательной маргинализации современного искусства». (Читайте также ARTIST TALK с Евгением Римкевичем: «То, что нас не убивает — нас не интересует!»)

Дарья Камышникова, куратор ММСИ-MMoMA, уверена, что «предугадать, что именно оскорбит чувства некоторых верующих, невозможно. Зачастую люди считают оскорбительными произведения, которые несут в себе серьёзное религиозно-философское содержание и предлагают зрителю задуматься о вере, о Боге, о нашем месте в этом мире и призвании. При рассмотрении большинства жалоб, поступающих на произведения, экспонируемые на наших выставках, становится ясно, что подавляющее большинство из них подаётся людьми эмоционально неуравновешенными, зачастую, с отклонениями в психике. Мне кажется, что чиновники, просто используют эту ситуацию для возрождения института цензуры — столь удобного инструмента формирования культурной политики». (Читайте также ARTIST TALK с Дарьей Камышниковой: «Самая большая проблема массового зрителя — желание бездумно потреблять «красивое»)

Российскую художницу Анастасию Рябову, лауреата Премии Кандинского и премии «Соратник», в этом вопросе отличает решительность: «Запрет на определенные темы спровоцирует более строгое самосознание культурных агентов. Я уверена, что он поделит нас на злодеев и вялых слизняков. Признаться честно, я заинтригована, и с моими коллегами и студентами мы затачиваем ножички перед интересной схваткой. Жалко, конечно, отдавать Третьяковку, ММСИ или ГЦСИ под контроль людей, которые не любят, не знают и не понимают искусство. Но дело явно к тому идет. Поэтому возможно, именно сейчас мы находимся в ситуации, когда искусству стоит начать осваивать иные территории. Для его же пользы».

Известный фотограф и художник Тимофей Парщиков, чье имя можно встретить в списке главных людей русского искусства-2014 по версии The art newspaper Russia и в галереях «Глаз», «Триумф», в ЦВЗ «Манеж», ММСИ-ММОМА, Центре Помпиду, так прокомментировал инициативу петербургских властей: «Повлияет введение цензуры только на то, что население страны будет еще более бескультурным. Как показывает практика, экономически это дает плохой эффект для страны в целом. Ну, а комментировать действия мракобесов, заседающий по разным Думам и Заксобраниям, просто не хочется».

Творить настоящее искусство с завязанными глазами, увы, дано не каждому. Ведь искусство — это возможность художника, режиссера, фотографа, писателя чувствовать реальность и интерпретировать ее согласно своему оригинальному мировосприятию. Загнать парящую птицу в клетку может каждый, а освободить ее и увидеть высокий полет кто решится?

Текст: Татьяна Малюк, Екатерина Фролова

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ