Новость о предварительной цензуре произведений искусства всколыхнула общественность

11 мая 2015, 09:00

Законопроект о предварительной цензуре, внесенный в Законодательное собрание Санкт-Петербурга 5 мая, нашел бурный отклик у современных художников и арт-деятелей.

Алиса Йоффе, российская художница, так отреагировала на эту инициативу: «Только художник вправе решать, что он сделает, не мешайте нам работать! Читайте Маяковского: «Если песнь не громит вокзала, то к чему переменный ток?» (Читайте также ARTIST TALK с Алисой Йоффе: «Я не провокатор, а террорист»)

По мнению фотографа Кирилла Арсеньева, «по сути, цензура уже и так существует: когда нельзя ругаться матом со сцены, или взять и попросту уволить директора, или закрыть школу тверка.  Искусство, как обычно, уйдёт в подполье, художники же не могут просто так взять и перестать творить, или начать творить чуть лучше — более толерантно. Но сама формулировка «религиозная толерантность» очень весёлая, петербургское Заксобрание, конечно, впереди России всей. Самое печальное, что всё это потом распространяется на всю страну».

Члены арт-группы «ЕлиКука» Олег Елисеев и Евгений Куковеров считают, что введение цензуры очень плохо скажется на состоянии современного искусства и общества. «Лучше создавать центры по реабилитации оскорбленных, просветительские санатории и лечебницы по всей стране», — сказали они.

Художник Ян Тамкович так прокомментировал инициативу петербургских властей: «Искусству не нужно разрешения на действие. В этом и заключается его смысл — в противодействии предрассудкам общества. Неформальная цензура существует и так, во многом она связана с культурными институциями которые получают дотацию от государства.

Исторически так сложилось, что в тех государствах где действовала жесткая цензура, возникали мощные неформальные течения. Можно сказать, что сохранение плюрализма — это задача меньшинства, так как меньшинство представляет силу не меньшую, а скорее, ту, которая связана с прогрессом и переоценкой ценностей, без чего ни одно нормальное общество развиваться не может». (Читайте также ARTIST TALK c Яном Тамковичем: «Я вижу себя в зрителе»)

Среди творческих людей есть и не совсем ординарные мнения. Например, художница-панк Марина Руденко так отреагировала на этот законопроект:»Мне пофиг, я же Единорог». А художник и лауреат премии «Черный квадрат» Давид Тер-Оганьян на вопрос о культурной толерантности ответил: «na predmet kulturnoj tolerantnosti? ha-ha-ha!!! chudovishjno». [просил оставить транслитерацию].

Художник и куратор Алекс Булдаков на вопрос редакции о том, как петербургская инициатива повлияет на искусство, прислал в ответ ссылку с пометкой «примерно так изменится искусство».

Художница Анна Ходорковская думает, что «это, конечно, все очень плохо, еще больше рамок и запретов. Мне вспоминается случай Леонида Гайдая с фильмом «Бриллиантовая рука». Чтобы цензура пропустила все остальные нежелательные сцены, он вставил в конце фильма картину ядерного взрыва и отказался ее удалять. Сцена, естественно, была удалена, зато все остальное осталось. Искусство найдет свои пути».

Известный куратор современного искусства Катя Бовчар прокомментировала: «Цензура не «может быть введена», а уже введена. Я вот современное искусство уже визуальным искусством называю в описании проектов, связанных с госучереждениями, чтобы не зарубили… Не думали мы, что вернутся эти времена и придется опять уходить в андерграунд и прятать мысли от властей… Это так убийственно тяжело, что и говорить не хочется… Если кто то думает, что это можно победить, то он ошибается, но если кто то думает, что искусство можно «включать» и «выключать», то тоже ошибается. Самое тяжелое, это первый шок, который мы испытали, когда поняли, что времена рассвета закончились и наступает мутная мгла… Приспособимся… Мы же художники, куда нам от себя деваться… Только противно очень и жалко всего уже сделанного и того, что можно было бы сделать, а теперь не получится… Пока еще печально, но возможно будет трагично».

Известный художник Илья Федотов-Фёдоров сообщил, что «этот законопроект очередной «вестник апокалипсиса»… Если его примут, то он так или иначе повлияет на современное искусство, сейчас внутренняя цензура уже существует и она сильна, то есть это не цензура сверху, а цензура руководителей и работников музеев. Они сами знают за что им могут дать по шапке и срезать финансирование, поэтому они предпочитают перестраховаться и не брать на выставки спорные темы. Если закон примут, эта внутренняя цензура может дойти до паранойи, когда вышивание крестиком будут принимать за символ и потенциальное оскорбление. Я, конечно, против цензуры, но даже если спасать религиозные чувства, то можно сделать точно также как сделали с категорией 18+, просто пишут об этом на входе и человек сам решает войти в зал или нет. Можно точно также сделать наклейку для залов, которые используют религиозную тему и символику».

А вот художница Виктория Марченкова оставила видео-мнение:

Текст: Татьяна Малюк, Екатерина Фролова

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ