Личный опыт: как я училась в Париже

20 марта 2015, 13:01

20 марта во всем мире отмечается день французского языка. Франция, Париж, Лувр, макаруны… кого из нас эти слова не приводят в трепет? Париж – город студентов, и для многих молодых людей возможность учиться и жить в этом городе – мечта. Екатерина Богданова рассказала нам о том, как сбылась ее мечта учиться в Париже.

Город света, влюбленных, маленьких машин и нескончаемого потока туристов, город сказочный и невероятно красивый. Мне и думать не думалось, и мечтать не мечталось, что в один прекрасный день я окажусь в самой удивительной столице мира — Париже. Причем не просто приеду сюда в качестве туриста, а задержусь на долгих два с половиной года.

Processed with VSCOcam with c1 preset

 

Как все началось

Благодарность за поездку в столицу Франции мне стоило выразить ректору Воронежского университета, который добился подписания договора о реализации программы двойного диплома между двумя вузами — Воронежским государственным университетом и Университетом Пари-Эст Марн-ля-Валле.

К сожалению, такая программа существовала только в одном единственном экземпляре, предполагая обучение в магистратуре туризма в течение двух лет, но я была готова поступить даже на факультет ядерной физики, куда угодно, главное, чтобы местом действия оставался Париж.

Поскольку мои знания во французском языке сводились к двум фразам — «Же не манж па си жур» и «шерше ля фамм», пришлось целиком и полностью отдаться во власть строгих преподавателей. Потянулись мучительные месяцы подготовки… На стенах и дверях моей квартиры начали появляться плакаты следующего содержания: «Хочешь жить во Франции  учи французский», «Никогда не сдавайся» (когда мучили сомнения и неуверенность, и французская грамматика никак не хотела запоминаться), «Делай, что должен, и будь, что будет». Таблицы спряжения глаголов, разговорные выражения, устойчивые словосочетания поселились у меня дома всерьез и надолго, иногда казалось — навсегда.

Раннее утро на Монмартре

Раннее утро на Монмартре

Но вот этот долгожданный миг настал. Студенческая виза и штамп в паспорте в январе 2012 года стали официальным подтверждением того, что моим новым местом жительства стал Париж. Могу поспорить, что даже Наполеон так не упивался своим триумфом, возвращаясь в этот город с одержанной им победой, как ликовала я, когда моя нога ступила на выложенной плиткой пол аэропорта Орли.

Условия жизни

Сразу хочется отметить, что разница между государственной поддержкой, оказываемой студентам в России и Франции, поистине колоссальная. Там не только заботятся о самом образовании, но и создают для молодых людей условия, близкие к идеальным — чтобы ничто не могло препятствовать их успешному обучению.

Прежде всего такая помощь со стороны государства отражается на проживании. Большая часть студентов живет в общежитиях, но вам стоит немедленно выбросить из головы образы российских непрезентабельных комнатушек на 4-х человек, куда и зайти-то страшно. Там все иначе. Я, например, жила в просторной студии с собственной мини-кухней, душем и туалетом. Придраться было совершенно не к чему — простая, но новая мебель, идеальная чистота в общих коридорах, камеры видеонаблюдения и ощущение уюта.

«Я была готова поступить даже на факультет ядерной физики, куда угодно, главное, чтобы местом действия оставался Париж»

Плата в месяц составляла 240 евро, но, учитывая, что практически все студенты заботами правительства получают приличную стипендию плюс работают по выходным, это совсем недорого. Я тоже была стипендиатом первый год, и моей стипендии хватало, чтобы покрывать все расходы, а потом начались оплачиваемые стажировки и работа на выходных. Так что с финансовой точки зрения я находилась в полной независимости от родителей. Да, и что немаловажно — программа обмена предполагала бесплатное обучение, поэтому за два года я не заплатила ни одного евро.

Processed with VSCOcam with g3 preset

 

Возникали ли трудности? Куда уж без них. Продление документов в префектуре часто превращалось в мучительную пытку. Иногда приходилось занимать очередь в 11 часов вечера, чтобы попасть туда лишь в 9 часов утра… Были случаи, когда по той или иной причине меня отказывались принимать, и все это «великое стояние» оказывалось напрасным. Еще одной больной темой неожиданно стали… счета за электричество.  Однажды с моей карточки списали 500 евро после туманного перерасчета за последние 6 месяцев. Вернуть эти деньги так и не удалось. Сюда можно отнести и другие таинственные исчезновения определенных сумм денег с карты и последующие длительные разбирательства с уважаемым французским банком.

«Француз может ходить по дому, трясясь от холода, но ни за что, слышите — ни за что — не добавит отопление»

Еще меня до сих пор удивляют французы. Например, их экономия на электроэнергии (да и вообще экономия во всем) просто поражает воображение. Эта нация может ходить по дому, трясясь от холода, но ни за что, слышите — ни за что — не добавит отопление.

Processed with VSCOcam with m5 preset

Они читают «Гулаг» Солженицына, но при этом искренне полагают, что снег в России выпадает только один-единственный раз в начале декабря и лежит так до конца марта… А мой преподаватель, умный и начитанный мужчина, владелец отеля в Нормандии и туристической компании в Париже, боялся ехать в Россию из-за медведей и бандитов…

Процесс обучения

Наконец, что касается непосредственно обучения, то оно строится во французском университете совсем не так, как в России. Полгода студенты примерно ходят на пары и с энтузиазмом — или без — впитывают преподносимые им знания, а вторые полгода с головой окунаются в работу — производственную практику, которая оплачивается предприятием и считается самым что ни на есть настоящим профессиональным опытом.

Рассвет на Монмартре

Рассвет на Монмартре

 

Группа, в которой я училась, состояла из 30 человек. Большую часть из них составляли французы, еще были несколько китайцев и трое русских. Занятия проходили в форме лекций и семинаров, значительное внимание уделялось работе в группах и выполнению разных совместных проектов. Преподаватели делили нас на команды по 5-6 человек и давали задания, связанные с туристической деятельностью. Кто-то из нас «открывал» отель, кто-то — «организовывал» масштабное мероприятие. С нашей стороны требовалось разработать основную концепцию, рассчитать бюджет, сделать презентацию, и вообще — продумать проект до самых мелочей.

 

Processed with VSCOcam with g3 preset

Важную роль в учебном процессе также играла производственная практика. Я своей первой стажировкой горжусь до сих пор, ведь мне удалось ее пройти в одном из самых легендарных отелей-паласов Парижа на Елисейских полях — Фукетс Барьер. Правда, на собеседовании пришлось несладко — я несколько раз просила директора по персоналу, очаровательного мьсе Копана, повторить мне один и тот же вопрос. С первого раза смысл сказанных слов я разобрать не могла…

А потом последовала другая стажировка, и еще одна. Новая жизнь во Франции рисовала радужные перспективы.

Радужные перспективы. Но…

Мне казалось — что может быть лучше, чем приехать в Париж, гулять по Елисейским, смотреть на Эйфелеву башню и восхищаться ее неповторимостью, по утрам пить кофе, по вечерам горячий глинтвейн, бродить по блошиному рынку и с видом знатока прицениваться к предложенному товару, дегустировать устрицы в маленьком уютном ресторанчике… Не об этом ли мечтают миллионы людей?

Но, спустя время, я вдруг поняла — приехать сюда легко, гораздо труднее остаться, найти себя и свое место в этом новом мире, где тебя никто не ждет и где ты никому не нужен.

Часто я чувствовала себя инопланетянином, чей корабль приземлился на незнакомой ему планете, и вот он, бедный, суетится, пытается понять, что за существа ее населяют, на каком языке разговаривают и чем живут.

«Приехать сюда легко, гораздо труднее остаться»

Поэтому, получив диплом, я поняла, что наступило время решительных действий — время собирать чемоданы и прощаться…

Оглядываясь назад, я могу сказать, что была очень счастлива. Счастлива жить, идти вперед, покорять новые высоты, а иногда срываться и падать вниз, но даже это казалось не поражением, а шагом вперед, ведь в Париже даже неудачи как-то тускнеют, трусливо уползают и прячутся в темных улочках, там, где на них не попадает свет старинных фонарей, но иногда опасно задевает яркий прожектор Эйфелевой башни.

Текст: Екатерина Богданова

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ