«Любопытная рыба» на фестивале японского театра Буто – ArtbutohFestival 2013

9 декабря 2013, 19:14

6 и 7 декабря в ЦДХ DNK Hall прошёл фестиваль японского театра Буто. Необычная авангардная атмосфера творчества с восточным оттенком если не заставила всех говорить по-японски, то точно покорила своей глубиной и необычностью.

Едва закончился спектакль «CuriousFish» («Любопытная рыба»), Катсура Кан, его режиссер-постановщик и по совместительству главный виновник уже второго по счёту фестиваля японского театра Буто (ударение на последний слог) в России, уставший, но сосредоточенный, готовится отвечать на вопросы журналистов. За весь день, а это 5-часовой мастер-класс, репетиция представления, подготовка света и звука, само действо, на лице японского мастера не дрогнул ни один мускул, только дважды он скромно улыбнулся: один раз во время открытого урока, второй – когда зал одаривал актёров овациями. Сейчас снова необыкновенное спокойствие во взгляде, бритая голова, белый грим и по-деловому скрещенные на груди руки.

Кацура Кан

Катсура Кан

Спектакль «CuriousFish» («Любопытная рыба»)

Спектакль «CuriousFish» («Любопытная рыба»)

И тут же давно поджидающий Кацуру вопрос: «Какая же главная концепция этой постановки?»

«Вообще, в Буто нет какого-то определенного общего значения. Лично меня беспокоила тема экологического кризиса в Японии 1970-х годов, когда с ростом экономики, ухудшилось состояние окружающей среды. В это время рыбаки, которые удили рыбу в море, вылавливали много «странной» рыбы. Возможно, тому основная причина – отравление ртутью. Когда кошки ели эту рыбу, они исполняли какой-то странный танец и затем умирали. Беременные женщины, которые употребляли в пищу этот улов, рожали странных детей. Это оказало на меня огромное влияние. Если мы видим «странную» рыбу, то мы сами странные. И я подумал, может быть, мы еще не люди? Даже передвигаясь на двух ногах, возможно, мы до сих пор странные рыбы?

Буто всегда исследует что-то нечеловеческое, тёмную сторону Луны или даже ещё что-то более глубокое, чтобы вывести это наружу».

festival_yaponskogo_teatra_buto

«Любопытную рыбу», действительно, сложно назвать спектаклем. Это скорее постановка или то, что сейчас называют новым модным словом «перформанс». Это отдельные зарисовки, где нет закадровой фигуры рассказчика или длинных диалогов, выявляющих суть. И чтобы понять актёров, нужно осознать те абстрактные эмоции и образы, которые они хотят передать зрителю. Пересказ этого представления – набор слов, не имеющий значения, к тому же странно выглядящий для читателя. Постановка открывалась сценой, где мужчины изображали подпрыгивающую на прилавках базара рыбёшку. За ней следовала зарисовка о женщинах, которые трансформировались из медуз в куриц, потом в собак, а потом в нечто неведомое. Соло самого Кацуры Кана символизировало часы и внутренние метаморфозы.

Кацура Кан

Кацура Кан

Раскрывает ли это полностью смысл всего, что хотел рассказать японец своим Буто? Конечно нет, только присутствие в зале на выступлении и понимание философского подхода мастера, может приоткрыть занавес тайны.

Глубинный замысел своих философских идей Катсура Кан демонстрирует в ответе на вопрос об использовании белого грима:

«Это не традиция. Хотя мы и используем грим — кабуки. Когда Буто только зарождалось, это помогало актёрам трансформироваться в нечто. Белая краска превращает человека образно в некую субстанцию. Например, в руке у меня банка колы, вы бы поверили, что это именно она, а если покрасить её в белый цвет, что вы увидите? Что это? Это нечто. Если человек загримирован белой краской, насколько он остаётся человеком? Прошло уже 50 лет и половина танцоров Буто его не используют».

festival_yaponskogo_teatra_buto365mag3

Белый грим, синие тени на веках, красным подведённые глаза… лица, то изображающие натянутую улыбку, то нечеловеческие мучения, полузакрытые глаза или вовсе закатанные кверху так, что видны только белки глаз. Каждая эмоция на лице дополняется пластичной игрой тела.

Самое интересное, что Буто нельзя назвать определённым набором па. Их нет. Это скорее состояния. Бывает, что актёры совсем замирают и не двигаются. Но это только внешне, внутренне движение есть всегда.

Алёна Агеева, режиссёр пластического театра из Нижнего Новгорода и один из организаторов ArtbutohFestival:

Алёна Агеева

Алёна Агеева

Буто – очень широкая и сложная тема, о которой каждый танцор, каждый хореограф, каждый мастер будет рассказывать по-своему. Это специфика. Изначально это японский феномен. На стадии своего зарождения он был связан с дзен-буддизмом. Создание Буто повлияло на современную хореографии. Вспомним немецкий экспрессионизм известной танцовщицы Мэри Вигман. Поэтому и сейчас он широко распространен, и сложно сказать «а-а-а, вот это восточная философия». Это, скорее, метастиль, которым Буто стал за 50 лет существования. Как форму, Буто используют многие современные театры.

Перед началом представления начинают собираться зрители, среди которых и Александр Ростоцкий, композитор, продюсер и основатель Джаз Бас Театра. Он с интересом рассматривает картины DNK Hall Центрального Дома Художника на выставке, приуроченной к фестивалю. Сегодня он пришёл посмотреть на работу Кацуры Кана, с которым ему завтра выступать. Они оба будут импровизировать: один в танцевальном представлении, другой – в музыке.

Александр Ростоцкий

Александр Ростоцкий

— Как возник такой творческий союз, что вы завтра будете выступать вместе?

— Это международная практика людей, которые занимаются импровизацией. Ведь импровизация — древнее искусство. И люди, которые склонны к этому, ищут себе партнёров по всему миру или на территории, где они живут.

На самом деле, это самое интересное. Пару лет назад в память людям, которые погибли на Фукусиме, (где после землетрясения и цунами случилась крупная радиационная авария на АЭС – прим. авт.), мы сделали с танцорами OddDance, которые сегодня будут выступать, полуторачасовое действо без продуманного сценария. Потом мы узнали, что во всём мире были подобные акции, когда актёры ставили спектакли в память об этой трагедии.

Я понял, что это свобода, которая даётся тебе. Ты не знаешь, как будет развиваться сценарий, не знаешь, что будет с видовыми картинами. Ты просто должен сконцентрироваться и пытаться представить, что сейчас будет, и действовать, двигаться шаг за шагом.

— Вы давно уже знакомы с Кацурой Каном?

— Нет-нет, познакомился с ним недавно. Когда мне человек интересен, я начинаю его изучать. Я там ищу себе партнеров по всему миру, тех людей, которые подходят для моих новых проектов. Я его изучал, думаю, что он тоже меня смотрел. У нас не было никакой взаимной реакции, когда я подарил ему пластинку. А в какой-то момент я делал рассылку своей новой пьесы. В рассылке был его адрес, он мне написал ответ через 10 минут. Катсура сказал, что когда ему пришла эта музыка, он сразу начал двигаться и придумывать спектакли. Я, конечно же, был очень рад и предложил сделать что-то вместе.

1

— Если что-то общее у Буто с русской душой?

— Очень многое. Когда начинаешь заниматься всерьёз народной культурой (я уже занимаюсь ей несколько лет), тогда ты понимаешь, что мы все растём из одного дерева: одни ветки смотрят в одну сторону, другие – в другую.

То, что другой язык и культура, не преграда для понимания Буто, Катсура Кан пытался объяснить на своём мастер-классе, предлагая участникам выполнять разные упражнения. Но это были не просто какие-то движения, которые нужно было повторять. Сначала он предлагал о чем-то задуматься, заставлял ответить порой на простые вопросы. После выполненного задания Кацура просил проанализировать все свои мысли и движения, чтобы все понимали.

На мастер-классе

На мастер-классе

«Даже если вы выступаете вместе, синхронность не главное, важно почувствовать одну и ту же эмоцию и донести её до зрителя», — объясняет японский мастер Буто.

Время как будто шло медленнее на уроке этого японского гуру, призывавшего к рефлексии, свободе самовыражения и поиске ответов в себе. До России традиции этого японского театра дошли только в узнаваемой стилистике, возможно, именно поэтому настолько ценно общение с носителем такой необычной, но по-своему интересной культуры.

В рамках фестиваля ArtButoh 2013, организатором которого стали «ТМ-Студия», прошла выставка работ этого художественного объединения. Таким образом фестиваль превратился в целостное событие, в котором соединились танец, театр, живопись и графика. Яркие, живые работы художников, как и театральный перфоманс, меняют пространство и передают состояние зрителю.

Фото — Анастасия Филиппова

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ