День Победы: долго пахнут порохом слова

9 мая 2015, 09:00

Сороковые, роковые, военные и фронтовые.

В июле 41-го года, когда сотни тысяч ленинградцев рыли вокруг своего города противотанковые рвы, а сводки ежедневно приносили вести об оставленных после кровавых боев русских городах, — в эти дни в “Ленинградской Правде” появились крупно набранные четыре строчки:

Вражье знамя

Растает, как дым:

Правда за нами,

И мы победим.

На другой же день они были перепечатаны сотнями заводских газет, размножены на плакатах и, как подобает истинному лозунгу, стали достоянием народного сознания.

Но важно ли сейчас знать, кто был их автором, имело ли это значение для ленинградцев 1941 года? За современников мы ответим: крайне важно. И не потому, что эти строки принадлежат Анне Андреевне Ахматовой, но потому что народные “правда” и “победа” в среде потомков не смогут сохраниться без отдельных имен, судеб, воспоминаний — крупиц прошлого.

Действительно, «бог сохраняет все, особенно слова», и поэты-фронтовики, прошедшие вместе с народом тот страшный путь, оставили для нас самые ценные из них. Миллионы советских граждан знали их произведения наизусть. Судьба поэтов военного поколения, их переживания уникальны еще и тем, что многие солдаты, вернувшиеся с войны, были немногословны и редко делились с близкими воспоминаниями.

Давид Самойлов

самойлов

Военные годы стали периодом становления личности Самойлова. Он вспоминал, что война ускорила его развитие лет на двадцать, а опыт поэтический оставался прежним. «Главное, что открыла мне война, – это ощущение народа», — вспоминал поэт.

К нам война вторгается в постель

Звуками, очнувшимися вдруг,

Ломотой простреленных костей,

Немотою обожженных рук.

Борис Слуцкий

Слуцкий

Соседство двух дат: 9 мая, Дня Победы, и 7 мая, дня рождения Бориса Слуцкого, не удивляет. “Война сделала его поэтом, — утверждал Илья Эренбург, — война была его школой”. Слуцкий был столь же категоричен: “…мое имущество тогда (в начале 50-х годов) умещалось в одном чемодане. Единственным достоянием, настоящими пожитками были четыре года войны”.

Хотел наш возраст или не хотел,

наш век учел, учил, и мчал, и мучил

громаду наших душ и тел,

да, наших душ, не просто косных чучел.

Алексей Сурков

Сурков

Это поколение не “состарилось в бездействии”, перед выжившими солдатами и тружениками тыла стояла задача восстановления страны. Вдобавок к пережитому тысячи из них после возвращения подверглись репрессиям.

Скорбь утрат, усталость, боль разлуки,

Сердце обжигающую злость —

Все мы испытали. Только скуки

В жизни испытать не довелось.

Николай Майоров

Майоров

Конечно, многие поэты не дожили до Дня Победы. Их “лебединая песня” – практически завещание – очень часто имеет пророческие звуки.

Студент Литературного института им. Горького, сын крестьянина из Симбирской губернии Николай Майоров в 23 года погиб недалеко от Смоленска. В 2013 году были найдены его студенческие стихи, чудом сохраненные сестрой его товарища и поэта Михаила Кульчицкого.

Мы были высоки, русоволосы.

Вы в книгах прочитаете, как миф,

О людях, что ушли, не долюбив,

Не докурив последней папиросы…

Ион Деген

Bjy

“Правда”, которую несли на себе солдаты, новый экзистенциальный опыт, ими приобретенный, не всегда устраивали политическое руководство страны. Танкист-ас, Ион Деген, и поныне здравствующий, написал в 1944 году удивительное по искренности стихотворение:

Мой товарищ, в смертельной агонии,

Не зови понапрасну друзей.

Дай-ка лучше согрею ладони я

Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,

Ты не ранен, ты просто убит.

Дай на память сниму с тебя валенки.

Нам ещё наступать предстоит.

Константин Левин

x_zYN-kepj8

Константин Левин, как бы в предостережение потомкам, деромантизирует войну, подчеркивает сложность и противоречивость этого ужасного явления:

Но тех, кто получил полсажени,

Кого отпели суховеи,

Не надо путать с персонажами

Ремарка и Хемингуэя.

Юлия Друнина

Юлия

Поэтесса, прошедшая через всю войну, три раза возвращавшаяся на фронт после ранений, находясь в госпитале в 1943 году, написала стихотворение, вошедшее во все антологии военной поэзии:

Я столько раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Сегодня, спустя семь десятилетий после войны, вслед за Константином Симоновым, мы:

Никак не можем помириться с тем,
Что люди умирают не в постели,
Что гибнут вдруг, не дописав поэм,
Не долечив, не долетев до цели.

Как будто есть последние дела,
Как будто можно, кончив все заботы,
В кругу семьи усесться у стола
И отдыхать под старость от работы…

Текст: Данил Ананьев

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ