22 апреля родился великий писатель-космополит Владимир Набоков

22 апреля 2015, 10:39

Владимир Набоков — гражданин мира, писатель, поэт, сценарист и даже энтомолог. Русские и американцы до сих пор спорят,  к какой нации в большей степени принадлежит талант автора скандальной  «Лолиты».

Владимир Набоков виртуозно описал психологию мужчины и женщины, проблемы сексуальности и взаимоотношения полов. Писатель увлекался шахматами и бабочками, которые стали символом его творчества, читал необыкновенные лекции по русской и мировой литературе, перевел «Евгения Онегина» и «Слово о полку Игореве» на английский язык. Его также называют Набоков-Сирин, прибавляя к настоящей фамилии самый известный псевдоним, под которым он выпускал некоторое свои произведения.

В день рождения великого писателя-космополита Журнал «365» собрал 10 занимательных фактов из жизни Набокова.

Дата рождения

Официальный день рождения Набокова 22 апреля 1899 года. Однако, сам писатель хотел считать, что родился 23апреля – в день рождения и смерти Шекспира, который был его кумиром. В годе рождения писателя все устраивало – он родился ровно через сто лет после Пушкина.

В этой отредактированной магии цифр Набоков видел для себя предназначение стать писателем.

PUBLISHED by catsmob.com

Три языка

По происхождению русский автор, писавший на английском, изучал и имел докторскую степень по французской литературе, жил 15 лет в Германии, а скончался, проведя 17 лет в Швейцарии.

«Моя голова разговаривает по-английски, мое сердце — по-русски, и мое ухо — по-французски», — шутя, говорил про себя Набоков.

Внимательный переводчик

Будучи студентом Тринити-колледжа Кембриджского университета,  Набоков переводит «Алису в стране чудес» Льюиса Кэрролла, дав в русском варианте главной героине имя Аня. Так он пытался максимально приблизить ее образ к русскому менталитету. В дальнейших переводческих работах он не позволяет себе ни на шаг отступать от оригинала, поэтому его интерпретации славятся педантичной точностью.

AVT_Vladimir-Nabokov_5341

Шахматный гений

Владимир Набоков был виртуозным шахматным композитором — он любил не столько саму игру, сколько создавать изощренные шахматные задачи, записывая их в альбом вперемежку со стихами. Эта страсть стала одним из символов его творчества и наиболее ярко проявилась в романе «Защита Лужина».

«Крестословица»

Во время своего проживания в Берлине, Набоков зарабатывает уроками английского и печатает рассказы в русских эмигрантских газетах. Также для приложения «Наш мир» берлинской газеты «Руль» он занимается составлением кроссвордов, для которых впервые в феврале 1925 года использовал термин «крестословица».

20081126034532

Гениальный лектор

Поначалу в Америке писатель зарабатывает на жизнь преподаванием русской и мировой литературы в американских университетах. Один из его студентов, Альфред Аппель, так вспоминал об одной из лекций:

«Внезапно Набоков прервал лекцию, прошел, не говоря ни слова, по эстраде к правой стене и выключил три лампы под потолком. Затем он спустился по ступенькам — их было пять или шесть — в зал, тяжело прошествовал по всему проходу между рядами, провожаемый изумленным поворотом двух сотен голов, и молча опустил шторы на трех или четырех больших окнах. Зал погрузился во тьму. Набоков возвратился к эстраде, поднялся по ступенькам и подошел к выключателям. «На небосводе русской литературы, – объявил он, – это Пушкин!» Вспыхнула лампа в дальнем левом углу нашего планетария. «Это Гоголь!» Вспыхнула лампа посередине зала. «Это Чехов!» Вспыхнула лампа справа. Тогда Набоков снова спустился с эстрады, направился к центральному окну и отцепил штору, которая с громким стуком взлетела вверх: «Бам!»  Как по волшебству в аудиторию ворвался широкий плотный луч ослепительного солнечного света. «А это Толстой!» – прогремел Набоков».

Разочарование в литературном русском языке

С 1937 года, живя во Франции, и до конца своей жизни Набоков больше никогда не писал на родном языке, за исключением своей биографии и авторского перевода «Лолиты», в «Постскриптуме к русскому изданию» которого он говорит о своем разочаровании в литературном русском языке.

«История этого перевода — история разочарования. Увы, тот «дивный русский язык», который, сдавалось мне, все ждет меня где-то, цветет, как верная весна за наглухо запертыми воротами, от которых столько лет хранился у меня ключ, оказался несуществующим, и за воротами нет ничего, кроме обугленных пней и осенней безнадежной дали, а ключ в руке скорее похож на отмычку», — написал Набоков в этом эссе.

600_1398236139

Любовь всей жизни

В зрелости Набоков любил только двух женщин: свою жену Веру Слоним-Набокову и любовницу Ирину Гуаданини. Его роман с Ириной был настоящей страстью, но противоречил принципам долга и преданности Набокова. Он так сильно мучился от собственной лжи, что заболел нервным псориазом.

После долгой переписки любовь Владимира и Ирины закончилась драматически: он выбирает семью, клянется жене навсегда разорвать отношения с любовницей, а когда Гуаданини приезжает за ним в Канны, чтобы вместе бежать, прогоняет ее. Они больше никогда не видели друг друга, но тайно обменивались знаками и посланиями через друзей и литературные произведения.

А также поэт

Широкая публика знает  Набокова как писателя-прозаика и автора «Лолиты», но он был еще и поэтом. Например, в своем метаромане «Дар» все стихотворные вставки он написал самостоятельно.
К сожалению, набоковская поэзия недооценена и по сей день.  В 2002 году вышел сборник его сочинений в серии «Библиотека поэта», где во вступительной статье «Забытый поэт» Набокова называют второстепенным русским поэтом.

При жизни писателя даже бытовало мнение, что поэзия Набокова — чистой воды графомания.  Такие литературные эстеты, как Владислав Ходасевич и Иосиф Бродский, также не высоко оценили поэтический дар Набокова.

Vladimir-Nabokov-dictates-014

Несостоявшаяся номинация на Нобелевскую премию

С 1960-х годов ходили слухи о возможной номинации Владимира Набокова на Нобелевскую премию. Его выдвигали как возможного номинанта в области литературы в 1963 и в 1964 году, но комитет отказался  рассмотреть его кандидатуру. Такое же решение было вынесено в 1972  году, когда за номинацию Набокова перед комитетом премии ходатайствовал Александр Солженицын.

Позднее многие издания, в том числе такие влиятельные, как The Times, The Guardian и The New York Times,  причисляли Владимира Набокова к тем писателям, кто незаслуженно не был включён в списки номинантов.

Текст: Ольга Морозова

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ