«Москва не сразу строилась»

23 декабря 2014, 03:43

Вы довольны повседневной Москвой, которую видите по дороге домой или из дома? А она могла бы быть другой. Именно об этом поговорим сегодня в нашей рубрике «Архитектурная Москва».

Одних планов Москва сменила не один десяток, выбирала: Мичуринский, Горихвостовский, Прожектированный, Генеральный план Москвы 1813, Генеральный план Москвы 2025 и т.д. (об этом как-нибудь расскажем отдельно). Не позволяет Москва планировать свою жизнь от и до, как и любой человек не любит, чтобы к нему в душу лезли с ногами. Потому и остаются планы на нее утопическими, выдуманными, нереализованными.

При Екатерине Великой столько архитектурных проектов остались лишь на бумаге, так и не воплотившись в реальность. Под горячую руку императрицы попал и талантливейший архитектор Василий Баженов.

На дворе стоял 18 век, Петр I вывез из Москвы все, что мог, — разве только металлические трубы не уволок. Да и те, скорее всего, пытался. Город остался обветшалый и нагоняющий тоску… Пока Екатерина Великая не решила обратить на него свой монарший глаз, а монаршую волю — на товарища Баженова. Ему и поручили Реконструкцию Большого Кремля (все с большой буквы, чтобы прочувствовать, насколько Большим должен был стать проект).

Зарисовка Кремля Баженова

Зарисовка Кремля Баженова

600 метров по фронту, 20 тысяч комнат, от 2 до 6 этажей — и этим не передашь размах. Целые корабельные рощи вздымающихся, как мачты, деревянных выкрашенных колонн, литые металлически капители, детально проработанные интерьеры, витые лестницы, по которым должна была спускаться её «монаршая нога» в сопровождении десятка фрейлин и прочей придворной «утвари». Вместо бестолково расставленных монастырей, палат и башен рисовались стройные оси проспектов и окружности площадей — в ту пору бытовало мнение, что «регулярство содействует ободрению жителей к труду и работе» (и обороне тоже).

Баженов не правил историю, а обращал ее в «классику жанра». Ценой чего? Весь исторический центр старой исконно русской Москвы должен был быть заживо замурован в стенах и дворах новых, красивейших стройных рядов капителей и портиков. Всем понятно, что ни один из ветхих и стареньких памятников прошлого не уцелел бы среди наступающих на него классических ротонд.

Макет Кремля Баженова

Макет Кремля Баженова

«Ликуйствуй, Кремль!», — воскликнул товарищ Баженов и заложил первый камень. И началась стройка — и тут же закончилась. Екатерина II передумала, со временем нравы не меняются, и так же лихо разобрала Кремлевскую стену на кирпичики. Теперь этот проект можно увидеть в виде 17-метрового макета в музее Архитектуры. А следующим, кто покушался на Кремль стал Матвей Казаков.

При Екатерине Великой также не закончили Дворцово-Парковый ансамбль в Царицыно по проекту Василия Баженова. Да, в Москве мог быть свой дворец! Нынешний парк Царицыно — это лишь маленькая часть его незаконченного проекта. А вместо Храма Христа Спасителя должен был быть Храм чуть ли не Софии Константинопольской, с башнями-маяками по флангам, набережной с колоннадой; а три яруса здания соответствовали бы всем христианским символам: храм тела, храм души и храм духа. Но все, что не делается…

Moscow

То не делается. Москва — река, выбирающая свой путь сама. И хорош тот архитектор, который может прочувствовать и плыть вместе с ней по течению и регулировать его. Но хорош ли тот, кто пытается вывернуть ее естественную суть наизнанку? Пусть Москва сама выбирает чему быть, а чему остаться вымыслом.

Текст: Юлия Костина

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ