Почему «Храброе сердце» актуально до сих пор?

23 сентября 2014, 21:47

В ночь с 18 по 19 сентября наверняка душа каждого шотландца кипела в ожидании результатов прошедшего референдума. Судьба некогда независимого королевства зависела от них самих, и нетерпение нарастало с каждой минутой. Наконец, результаты референдума огласили официально: Шотландия остаётся в составе Соединённого королевства. Трезво оценить итоги могут либо профессиональные политологи, либо профессиональные политики. А нас, любителей хорошего кино, фабула переносит аккурат к Уильяму Уоллесу, стоявшего у истоков войны страны за независимость. «Храброе сердце», почти досконально передавшее важнейший исторический пласт, всегда почиталось кинолюбителями и историками. На фоне развернувшихся событий режиссерский триумф Мела Гибсона может стать хорошим материалом для понимания Шотландии и выбора шотландцев.

99f949419c9c7ed0d3ef3901d72ef866

Уильям Уоллес, психологически настроенный на продолжение дел погибшего отца, был ярым патриотом и бесстрашным военачальником. Вкус к жизни и мужество он также унаследовал от отца, сторонника своих железных принципов. Фильм Гибсона начинается с детства будущего национального героя. Грузный хронометраж повествует о его захватывающих, подлинных исторических приключениях. Как и полагается голливудскому клишированию, стержнем конфликта выступает любовь. Мастерство и бунтарство Гибсона позволяют нарушать каноны и выводить на первый план вещи, казалось бы, редко затрагиваемые. Поэтому любовь, предательство, политика – «всё это» не теряется на фоне, но и не уходит в себя с головой.

Всё реже кино с мощью и убедительностью заставляет зрителя проецировать себя на место главного героя и ощущать внутренний конфликт на своей шкуре. Гибсон, терзаемый вопросами общества всегда отвечает на провокационные вопросы не менее провокационным видеорядом и диалогами. Благодаря «Храброму сердцу» и его неподдельности можно с легкостью провести параллели между искусством и реальной жизнью. Вместо блаженной машины времени, мы имеем шанс включить фильм и боготворить деятеля за увлекательное, мало того – важное пособие и осуществимое возвращение в прошлое.

Избегая ляпов и исторических несоответствий, Гибсон прослеживает историю Шотландии с особым чувством и ритмом. Да, ошибок постановщику избежать не удалось, но сформировавшееся настроение ленты покрывает огрехи сполна. Шотландцы в картине предстают как величественный народ, изъявляющий упорное желание существовать сам по себе, следуя своим догмам и издавна состоявшимся устоям. Героически переубедивший добрую часть отрекшихся от войны, Уоллес ведёт за собой практически всю мужскую часть населения и не надеется на нереальный успех. Достаточно того, что люди прониклись его речами. Он не страшится смерти, потому что знает, что сейчас, когда соотечественники готовы пролить кровь ради суверенности, надежда есть и будет жить долгое время, передаваясь, что называется, из поколения в поколение. Уоллес выступает в метафорической роли провокатора, вожака, символа спасителя. Почти легенды. Воссозданный Гибсоном образ – один из самых максимально продуманных на ментальном уровне. Он управляет сознанием зрителя и заставляет его пережить то, что пережил тот народ.

55% проголосовавших на референдуме разрушили надежды остальных сорока пяти и дали старт волне слухов и рассуждений о честности случившегося. Трудно сказать, можно ли считать нынешних шотландцев независимыми до мозга костей, и действительно ли результаты референдума реальны. Мизерное количество армии Уоллеса в «Храбром сердце», мчащейся на бесчисленную ораву англичан с тяжёлыми клинками наперевес, помогает верить в ненапрасную его смерть и в то, что шотландцы по сей день свободны и следуют своему духовному и богатому наследию, несмотря на вынужденные меры и «клетку», куда их затаскивает государство.

 

 

Текст: Павел Мальцев

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ