Что ты делаешь с кино, Джеймс Франко?

19 апреля 2015, 10:00

«Говорят, я был здорово накурен, когда вел церемонию «Оскара». Но это чушь, конечно. Я был под героином»

Казалось бы, таких актеров, как Джеймс Франко, более, чем достаточно. Миру кино всегда нужны молодые и знаменитые мужчины для исполнения стандартных ролей в боевиках, драмах и экранизациях комиксов. Такие люди могут играть Зеленых Гоблинов и летчиков, никогда не приближаясь к одной из двух граней настоящей славы – общепризнанной и «оскаровской» или скандальной. Франко, однако, решил избавиться от этого клише, внеся нечто новое в киноиндустрию. Что именно – попробуем разобраться.

Чтобы понять влияние казалось бы непримечательного Франко на мир кино необходимо мысленно выкинуть все фильмы, где он просто исполняет роль: «Харви Милка», «Человека-паука», «Эскадрилью ‘Лафайет’», «Планету обезьян» и даже «127 часов» вместе с прочими потоковыми фильмами. Если все это выбросить, то останутся те фильмы, на создание и содержание которых Франко оказал определенное влияние. Что удивительно, эти несколько фильмов радикальным образом отличаются от конвейерного кино, входя скорее в разряд «хулиганских». Под этим понятием можно подразумевать все новаторское, но не претендующее на революцию в индустрии.

Первые признаки киношного хулиганства Франко стоит искать в 2008 году, в фильме «Ананасовый экспресс: сижу, курю», когда и начала развиваться одна из ветвей творчества актера. Кроме того, именно в этом фильме в полной мере раскрывается дуэт Франко и Сэта Рогена, который творил свои первые сумасбродства в «Чудиках и чокнутых». Однако тут уже полноценное кино, снискавшее себе определенную известность, в котором Франко с товарищем начали процесс некого упрощения кинематографического процесса. Подход к кино бывает серьезным, с качественной операторской работой, большим размахом и всем прилагающимся, а бывает несерьезным – со всем противоположным. Так вот «Ананасовый экспресс» стал вторым, воплощенным методами первого. Иными словами, несерьезным кино, сделанным со всей серьезностью, в результате чего возникает определенный диссонанс в создании, когда зритель недоумевает и задается постоянным вопросом, иронически улыбаясь, — «Кааааак? Зачеееем?». Джеймс и Сет, что называется, просекли фишку подобных проектов, и начали развиваться именно в этом ключе. Через 7 лет своим несерьезным дурачеством на серьезные темы они заставят Северную Корею угрожать миру ядерным оружием, однако до этого еще далеко. Казалось бы, первый вектор положен – Франко развивается в ключе комедийно-сатирического актера безо всяких границ, однако параллельно данной тенденции начала развиваться и вторая ветвь.

«Ананасовый экспресс: сижу, курю»

«Ананасовый экспресс: сижу, курю»

Как оказалось, Франко человек вполне серьезный и умный, и его интересуют не только дурачества и издевательства над нормами общества. И через два года после ананасового безумия Франко бабахает «Воплем»: фильмом о судебном процессе над поэтом-битником Аленом Гинзбергом, который писал о своем гомосексуализме, наркотических приходах, кривых эрекциях и романтике порочного Детройта. И тут уже Франко открывается с другой стороны: без юмора актер показывает бытность и сущность человека, чью популярность многие до сих пор считают сомнительной. И тут уже Франко не только актер, который по указанию режиссера гоняется за Человеком-пауком по городу, он – вовлеченный в творческий процесс и заинтересованный в результате творец, и грань между актером и режиссером в данном проекте крайне тонкая. Франко обращается к тем темам, которые пока что киноиндустрия обходит стороной, и демонстрирует мир битничества, попытку раскрыть который предпринял фильм «На дороге». Однако у Франко в «Вопле» получилось показать битников, а вот у ребят из «На дороге» — нет. И причина тут вновь кроется в демонстрации серьезного через несерьезное. В результате получается фильм, где Франко просто сидит, курит, пьет чай и предстает перед зрителем настоящим битником. И этому фильму веришь, поскольку он не романтизирует, а демонстрирует. Так начал развиваться второй вектор творчества Франко – литературно-художественный.

«Вопль»

«Вопль»

Периодически мелькая в конвейерном кино, Франко вновь возвращается к хулиганствам и снимается в ряде нетипичных и вызывающих комедиях. И многие скажут, что они тупые до безобразия, но вся суть в том, что они правда тупые до безобразия. В этом и вся фишка. Слишком уж мало в наше время стало комедий-импровизаций, когда зритель смеется не столько над ситуацией, сколько над всем тем безумием что происходит на экране. Тут в одну кучу можно свалить «Храбрых перцем», «Отвязные каникулы» и «Конец света 2013: Апокалипсис по-голливудски». О последнем стоит сказать несколько слов. Данный фильм – образец того хулиганского кино Джеймса Франко, сделанного по принципу «компания друзей делает фильм просто так и ни для кого». И отсюда рождается комедия. Тупая до безобразия, но выходящая при этом из потока прочих тупых комедий. Причиной тому вновь служит принцип «Серьезного о несерьезном»: И Франко с Рогеном вкладывают $32 млн. в фильм, где они сидят в доме, стебутся над всеми шаблонами Голливуда, Крейг Робинсон пьет свою мочу, а затем все отправляются в божественном свете на небеса. И к фильму не стоит придираться, потому что его изначально делали как тупую комедию, но делали основательно, со спецэффектами, актерами. Быть может, кто-то даже написал сценарий для этого шоу безумств.

После 2010 года Франко для массовой аудитории был актером комедийным, сумасшедшим, но интеллектуальная составляющая его пути развивалась не менее интенсивно. Франко оброс многочисленными проектами, в которых, отбросив формальности, сам решил занять режиссерское кресло. И что это за проекты! Джеймс снял «Шум и Ярость» по Фолкнеру, «Дитя Божие» по Кормаку МакКарти, а также принял участие в театрально-кинематографической постановке «О мышах и людях» по Стейнбеку. Кроме того, в скором времени Франко экранизирует роман Чака Паланика «Рэнт: Биография Бастера Кейси», биографию Чарльза Буковски и «Зеровилль», в котором покажет подноготную Голливуда. Эти проекты можно назвать амбициозными в том отношении, что Франко занимается экранизациями в каком-то отношении контркультурных произведений; тех книг, что многие читают, но немногие готовы экранизировать. И через несколько лет, когда Франко воплотит свои литературные проекты, две грани его творческой личности уравняются по значимости для кино. Заслуга Франко не в тупых до безобразия комедиях, снимать которые уже стало неким видом досуга в компании друзей, а именно в этих амбициозных и проходящих зачастую мимо большого экрана серьезных проектах.

«О мышах и людях»

«О мышах и людях»

Наконец, стоит сказать несколько слов о нашумевшем «Интервью». В лучших традициях Саши Барон Коэна Франко и Роген сняли комедию о северокорейском диктаторе. Несмотря на все прочие элементы фильма, содержание крутится вокруг этой личности. Формально, весь фильм – большой и популярный в наши дни троллинг, суть которого заключается в попытке вывести из себя определенное лицо, а затем, когда рамки уже преодолены, сказать «человек не понимает шуток». Тот же прием проделывался в фильме «Диктатор», а создатели «Южного парка» делают это уже 15 сезонов. Вся суть в том, что в данной ситуации объекту насмешки необходимо промолчать и по возможности показать, что ты уловил иронию и с улыбкой ее принял. В противном случае ты становишься ничего не понимающим в юморе дураком. Как оказалось, Ким Чен Ын не понял шутки и не понял принципа подобного юмора, в лучших традициях твердолобости начав доказывать, что с ним шутки плохи. Такой уж наш мир, и от подобных шуток никуда не уйти. Вся сопутствующая шумиха, включая взлом серверов Sonу, не играет большого значения, потому что Франко и Роген добились именно того эффекта, ради которого задумывалось «Интервью».

Франко именно такой – противоречивый до крайностей. И сегодня ему исполняется 37.

Текст: Павел Костюк

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ