Раф Симонс: «Мир моды не знает слова «стоп»
18 апреля 2016, 16:03

Журнал «365» переводит интервью знаменитого дизайнера для The Telegraph, System и New York Times T Magazine, где он размышляет о быстром темпе fashion-индустрии, что безжалостно убивает творчество и радость от дизайна.

История Рафа Симонса – это модная сказка о смелом мечтателе из маленького провинциального городка Фландрии в Бельгии. Любовь к искусству не перешла к нему по наследству. Детство было лишено какого-либо шика, музыка из местного магазина пластинок - единственное спасение юноши. Симонс – яркий пример того, как человек, движимый силой собственного характера, может сделать себя сам.

На основе интервью дизайнера для The Telegraph, System и New York Times T Magazine журнал «365» вместе со своими читателями попытается понять, как работает великий творческий ум, что стоит у руля высоко оцененной одноименной марки одежды и руководил такими Домами, как Jil Sander и Christian Dior.

Симонс с бэкграундом промышленного дизайнера, начавший развивать свой бренд в Антверпене, откуда пришла вся современная бельгийская мода, имеет очень определенный образ - и человеческий, и дизайнерский. Своими главными идейными вдохновителями он по-прежнему считает Мартина Маржелу и Хельмута Ланга, чьи работы впечатляют его по сей день. Даже если вы возьметесь перечислять все то, что традиционно упоминается модными критиками о его творчестве – деконструкция, футуризм, техно, постиндастриал, - вам тут же станет очевидным, что его талант иной природы и далек от пышной театральности.

Созданная Рафом Симонсом в 1995 году одноименная марка мужской одежды привела к появлению нового взгляда на мужскую моду в отличие от простого копирования вековых стандартов, что существовали ранее.

В свои 48 лет он влюблен в беззаботный Лос-Анджелес и с особой жизнерадостностью делится впечатлениями о своих планах и новом сотрудничестве с Kvadrat. О сотрудничестве бельгийского дизайнера с датским брендом Kvadrat, специализирующегося на выпуске эксклюзивных тканей и домашнего текстиля, известно уже несколько лет. Раф Симонс создал сразу три линии для этой компании: Reflex, Pulsar и Fuse.

Раф Симонс

Раф Симонс

О себе

Мне постоянно пытаются навязать ярлыки: концептуальный дизайнер, дизайнер-минималист…Но мне не 25, а 48, и мне совершенно не нужно быть авангардным парнем.

Меня притягивает тайна, неизвестность. Я исследователь.

Я не тот человек, которому нравится делать что-то мгновенно, сразу, на одном дыхании. Думаю, что если бы у меня было больше времени, концепция моих творений выглядела бы совсем иначе.

Raf Simons в объективе Вилли Вандерперре для Fantastic Man, осень-зима 2011/2012

Raf Simons в объективе Вилли Вандерперре для Fantastic Man, осень-зима 2011/2012

Raf Simons в объективе Вилли Вандерперре для Fantastic Man, осень-зима 2011/2012

Raf Simons в объективе Вилли Вандерперре для Fantastic Man, осень-зима 2011/2012

fantasticman4

Raf Simons в объективе Вилли Вандерперре для Fantastic Man, осень-зима 2011/2012

О вдохновении

Мое вдохновение – бесконечность. Я не могу это определить. Это постоянный поток и развитие. Вообще я черпаю вдохновение из всего. Люди нервничают, когда они рядом со мной, потому что я вижу что-то и мне вдруг надо это записать.

Возле моей кровати всегда лежит записная книжка. Я просыпаюсь ночью, чтобы записать какую-нибудь идею. Не думайте, что это происходит часто, я же все-таки не сумасшедший. Это то, что действительно нравится мне в этом безумии, то, почему я занимаюсь этим делом. Я постоянно записываю какие-то странные идеи, которые приходят мне в голову.

Фантазировать о том, что будет, - уже очень романтично. Многие предпочитают переживать эмоции из прошлого, а меня, наоборот, притягивает то, о чем мы еще не знаем или знаем мало.

Мне в жизни обязательно нужно что-то, не связанное с модой.

Я одержим творчеством других людей. Мне нужно искусство. Не могу жить без этого. Ce n´est pas possible. Это как воздух.

Раф Симонс во время работы

Раф Симонс во время работы

О работе и скоротечности времени

Моя работа не просто про одежду. Она про взаимосвязь кучи вещей в моей голове. Самая важная из них – музыка.

У меня в доме нет рабочего места, но размышлять о дизайне я не перестаю никогда.

У меня нет никаких проблем с творчеством. Вчера было шоу, а сегодня в такси я уже записывал в телефон новые идеи: о мужском крое на манер военной униформы, о каких-то пуговицах. Но проблема все-таки существует: у меня есть команда дизайнеров, целых 6 коллекций в год, и совершенно нет времени для инкубации идей. Я не могу позволить себе «переспать» с какой-то мыслью или побрейнстормить с моим помощником. Мой день расписан по минутам: с 10:10 до 10:30 решаем вопросы с обувью, с 10:30 до 11:15 обсуждаем ювелирные изделия, и так каждый день каждой недели. Если где-то возникает задержка, весь день катится к чертям.

Раф Симонс в работе

Раф Симонс в работе

В Jil Sander я собирал всю команду за столом, и мы обсуждали, что интересного они видели за последнее время, что кажется им крутым или устаревшим. Поначалу они смущались, но это быстро превратилось в настоящий творческий диалог – мне очень нравился такой формат. В Dior это невозможно, вся команда просто слишком большая. С технической точки зрения эта система работает. С эмоциональной – нет. Все слишком быстро, а я не из тех, кто любит скорость. Будь у меня больше времени, я бы смог реализовать намного более сложные концепции.

Люблю напрямую общаться с женщинами, с коллегами, с людьми. Когда можно обонять и услышать, из одного вытекает другое. Можно изучать выбранную тему по реакциям.

Показ – это тоже определенный канал коммуникации с аудиторией. Для меня очень важно контролировать все аспекты шоу, потому что коллекция лишь однажды предстанет перед зрителем в том виде и контексте, как я ее задумал.

Самое ужасное, что могло бы со мной случиться, - это если о моей коллекции все в один голос скажут: «Неплохо».

Раф Симонс

Раф Симонс

Раф Симонс в объективе Вилли Вандерперре на обложке i-D, лето 2012

Раф Симонс в объективе Вилли Вандерперре на обложке i-D, лето 2012

О Dior

Это потрясающий Дом, и было невероятно получить возможность стать частью этого наследия, но в конце это было слишком для меня.

Мы подготовили последнюю коллекцию за 3 недели. И предпоследнюю. Мы вообще все делали за 3, максимум 5 недель. Помню, в июле 2012 я был очень взволнован перед первым показом Dior, потому что у меня было всего 8 недель. Теперь это смешно вспоминать.

Когда вы делаете 6 показов в год, вам просто не хватает времени для того, чтобы сделать каждый показ незабываемым. Технически – да, люди, которые делают эскизы, пошив, поставляют материалы, они могут успеть, но не мозг главного дизайнера. У вас просто нет времени для восстановления своего креативного запаса и для зарождения новых идей. В этом вся сложность. Когда вы работаете на себя, вы можете перенести что-то на недели, а то и месяцы вперед, чтобы было время придумать что-то экстраординарное, но когда от вас зависит целая команда других людей, то это становиться невозможным.

Думаю ли я, что это было ошибкой согласиться возглавить Дом? Нет, нет. Это был фантастический опыт и сумасшедшее время. Я не собирался приходить туда на такой короткий срок, но в то же время я не был готов подписаться на очень длительный период. Стало сложно, и я решил, что пора уходить. Отчасти это следствие закономерной системы, принятой в мире моды, что ускоряет все больше и больше свой темп. Каждый сезон я вижу так много вещей, меняющихся с бешеной скоростью, что некоторые творческие люди, включая меня, просто не готовы к этому. Если вы соглашаетесь работать в таком ритме, то пропускаете очень многое в своей жизни.

Раф Симонс в работе над показом Dior, весна-лето 2016

Раф Симонс в работе над показом Dior, весна-лето 2016

О поп-культуре и элитарности

Мода стала попсовой, мейнстримом. Не знаю, стоит ли этого стыдиться, но мне больше нравилось, когда мода была элитарной. Я не хочу сказать, что это хорошо или плохо, просто это так. Я не говорю, что лучше бы эта сфера оставалась закрытой нишей для избранных, но она не должна превращаться в тотальный супермаркет, ведь все-таки это искусство.

Знаете, иногда я чувствую себя виноватым, что занимаюсь модой в такой трудный и безнадежный период. Но это хорошо – создавать мечты и красоту именно в такое сложное время.

Мир моды все еще верит в настоящий талант, а не только в количество нулей на чеках.

Раф Симонс

Раф Симонс

Наша стремительно меняющаяся жизнь диктует свои правила. С каждым днем нам легче и проще получать то, что нравится, и получаем мы это все быстрее и быстрее. Мода – это плавильный котел, который выжимает все соки из творческих гениев, благодаря которым мировые компании остаются успешными.

О концепции see & buy

Fashion-бизнес стал таким огромным. Когда я только начинал, я был простым ребенком с улицы. Сначала в числе твоих поклонников может быть лишь 2 человека, потом 10, 50, 100, и внезапно за тобой следят уже миллионы людей. Эти дни могут настать реально очень быстро.

Все сейчас легко и доступно, а раньше, чтобы найти что-то, нужно было потратить много усилий и времени, копать и копать глубоко. Сейчас все не так: захотел что-то – через пару секунд оно уже у тебя. Еще через секунду ты уже выбрасываешь это.

Все уделяют слишком много внимания совершенно не тем вещам, на мой взгляд. Все обсуждают: «О, Боже, продавать нам вещи на следующий день после шоу или через 3 дня после него? Как нам написать об этом в Twitter и как представить это в Instagram Понимаете, все такое д*рьмо. Будут ли все эти вещи релевантны через 30 лет? Я так не думаю. О чем стоит говорить, так это о том, наберется ли достаточное количество творческих личностей, которые окажутся сильными для того, чтобы не следовать за этим сумасшествием. Многие люди начинают задаваться этим вопросом. Особенно из моего поколения, вроде меня, - Фиби Фило, Николя Гескьер и Марк Джейкобс. Мы во всем этом уже 20 лет и даже больше. Мы знаем, какой была мода, и видим, куда она направляется. Вопрос в том, что же мы теперь собираемся делать и как.

Раф Симонс, Карл Лагерфельд, Фиби Фило и Марк Джейкобс на The LVMH Prize, 28 мая 2014

Раф Симонс, Карл Лагерфельд, Фиби Фило и Марк Джейкобс на The LVMH Prize, 28 мая 2014

О коллаборации с Kvadrat

На протяжении почти 50 лет инноваторы в текстильной промышленности компания Kvadrat сотрудничала с внушительным списком художников, архитекторов и дизайнеров, включая Вернера Пантона, Дэвида Аджайе, Патрицию Уркиола и братьев Буруллеки. Подписав контракт, Симонс совершил что-то вроде переворота, хотя бы потому что в результате их совместной работы продукция Kvadrat была настолько хорошо воспринята рынком, что впервые способствовала бурному подъему компании.

Симонс определенно смакует и получает колоссальное удовольствие от столь размеренного темпа, что предоставляет ему мир дизайна интерьеров. Для Kvadrat он выпускает коллекцию примерно раз в год.

Raf Simons x Kvadrat

Raf Simons x Kvadrat

Я всегда считал промышленный дизайн – очень хорошей работой. Я ушел из этой области, потому что она немного изолированная, но работа в индустрии моды с ее темпами заставила меня вернуться.

ДНК бренда Kvadrat очень привлекательна для меня. Я уже работал с их тканями, включая некоторые из них в свои коллекции, поэтому наши отношения развивались очень органично на протяжении всего времени. На самом деле, я начал сотрудничать с ними еще до Dior, но первых результатов мы достигли значительно позже, потребовалось больше года для первых разработок. Мы не спешили. Такой подход очень отличается от того, как работают в fashion-бизнесе сейчас. Конечно, все счастливы, если коллекция будет готова значительно раньше, но ни разу команда Kvadrat не намекнула по поводу столь длительного ожидания. Они верят в меня, а я в них, и это своего рода брак.

 

Raf Simons x Kvadrat

Raf Simons x Kvadrat

Иметь целый год для подготовки – это рай, потому что в Dior я выпускал по 8 коллекций в год и в каждой из них было порядка 150 разных тканей. В этом году я выпустил 3 паттерна для Kvadrat, и каждому из них я уделил все свое внимание. Прекрасно, когда у тебя есть время для того, чтобы обдумать свою идею. Когда я работал с тканями Dior, выбирать все приходилось за пару часов или около того – просматриваешь все, решаешь, составляешь палитры… А потом – хоп! – и уже запуск.

Технические требования к обивке, конечно, сильно отличаются от стандартов моды, ведь мебельные ткани должны быть стойкими. Эти ткани предназначены для того, чтобы путешествовать во времени. Такой подход близок и мне. Довольно приятно делать коллекцию, которая постепенно разрастается и не выходит из моды.

Умение сочетать цвета и вообще колористика – одна из исходных точек в моей работе. Сотрудничая с Kvadrat, я стараюсь найти правильный баланс между классицизмом и экспериментированием.

Меня всегда поражала фотография парящего в воздухе стула Франко Альбини. Я был очарован, но никак не мог разобраться, как же он устроен. Я искал оригиналы фотографий в течение последних 20 лет или даже больше, но никогда не видел их в галереях, музеях или на аукционах.

Raf Simons x Kvadrat

Raf Simons x Kvadrat

Когда команда Kvadrat услышала о том, что источником вдохновения новой коллекции тканей стали полосатые обивки стульев Альбини, они тут же достали планы производства 1988 года от Фонда Триеннале и вместе с ними разрешение на их воспроизведение. Новые кресла были выставлены в Берлинской галерее. Симонс до сих пор в восторге, что его фантазии были реализованы и стоят декорированные тканями с графическим принтом его собственного дизайна.

Тот факт, что эти кресла выставлены сейчас в галерее современного искусства в Берлине, поражает меня больше, чем всех остальных. Это большое удовольствие, потому как я получаю те же эмоции, когда вижу свои ткани в магазинах и на обивках мебели, как и тогда, когда впервые замечал, как кто-то надел мое пальто.

Я занимаюсь дизайном мебели более 10 лет. На самом деле, это одна из моих страстей.

Об отдыхе

В Париже меня не покидает чувство беспокойства. Здесь никогда не хватает времени. Я знаю, как бороться с напряжением в обычной жизни: надо выйти на несколько часов на прогулку на природу, посмотреть вокруг. Это рай. Набрать в булочной всяких вкусностей и валяться на траве. Сублимировать. Но что делать с жизнью профессиональной? Как выбраться из этого чувства? Купить огромный дом и заняться гончарством?

Можете мне не верить, но я люблю, например, поехать на выходные в Диснейленд.

Раф Симонс

Раф Симонс

Раф Симонс по-прежнему живет между Антверпеном и Парижем, но его относительно свободный график предоставил ему возможность предаваться простым радостям, таким как покупка со своим парнем щенка гладкошерстной французской овчарки. Его работа с Kvadrat оставляет гораздо больше времени для личной жизни.

Дизайнер заявляет, что в его планах сконцентрироваться на собственном бренде мужской одежды и сотрудничестве со среднеценовым сегментом, например, Fred Perry и Adidas, но с момента ухода из Dior слухов о его последующих творческих шагах хоть отбавляй. Он не исключает возможность возглавить какую-нибудь высокую должность, как это было во французском гранд-доме, но пока он наслаждается собственной свободой, генерируя идеи для последующих коллекций.

Текст: Яна Горохова

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Яндекс.Метрика