Post soviet urban culture — главный тренд года
28 декабря 2016, 13:51

Тренд на post soviet urban culture окончательно закрепился в памяти при ассоциации с 2016 годом. Грузинский дизайнер Демна Гвасалия подвел жирную черту под актуальностью постсоветской культуры в мире, став человеком года по версии влиятельного модного издания Business of Fashion. Страны СНГ в моде – это не только Рубчинский и Гвасалия. Чем запомнился год для русских деятелей моды, которые решили дать «пощечину» общепринятым трендам своим видением дизайна и искусства?

По концентрации горячих событий уходящий 2016 год можно без стыда записать на счет постсоветских стран. Экспансия со стороны молодых талантов не давала западной прессе покоя.

Гвасалия и Рубчинский - люди года

Размытие гендера, стиль восточного блока, стайлинг вместо дизайна и «fashion в эпоху no fashion» - резюме глобальных трендов современной моды. Мир массово устал от пышной театральности и вычурности, до жути изголодавшись по свежим решениям, неординарности коллекций и чего-то действительно модного. Вся индустрия зависла в промежутке между 50-ми и 90-ми, совершенно перестав генерировать новые идеи. Во всем этом круговороте с единственной оригинальной темой выступили братья Гвасалия и Гоша Рубчинский, чьи работы известный обозреватель Елена Стафьева назвала «пощечиной общественному вкусу». Рубчинский и Гвасалия как хорошие предприниматели выносят продвижение своей культуры за границы марок: один представляет миру новое имя - «Север», а второй внедряется в ДНК модного гиганта Balenciaga, будучи креативным директором.

Демна Гвасалия для Balenciaga, осень-зима 2016/2017

Демна Гвасалия для Balenciaga, осень-зима 2016/2017

Когда Гоша Рубчинский официально был объявлен хедлайнером Pitti Uomo, где представил фильм с Ренатой Литвиновой, арт-бук, новую коллекцию, а заодно сообщил о запуске парфюма в соавторстве с Comme des Garçons, бренд Vetements анонсировал новую гениальную идею, которая ранее никому даже в голову не могла прийти. Собрать коллекцию с 18 мировыми дизайнерами под собственным именем – это мог сделать только Демна, который за свою смелость и креативность стал человеком года.

Gosha Rubchinskiy на Pitti Uomo

Gosha Rubchinskiy на Pitti Uomo

Gosha Rubchinskiy на Pitti Uomo

Gosha Rubchinskiy на Pitti Uomo

Анджело Флаккавенто в своем обзоре для The Business of Fashion высказался следующим образом: «Эта выставка (Pitti Uomo) четко и ясно показала, что действительно прогрессивные дизайнеры сегодня действуют как субкультурные лидеры. Все это менталитет банды: мода, которая удовлетворяет племенному примитивному желанию принадлежать». Действительно, постсоветская культура стала самой горячей темой на мировой fashion-сцене. О ней говорят критики и обозреватели от Сьюзи Менкес до Тима Блэнкса, а ее коды стали источником вдохновения для современной молодежи.

Vetements, весна-лето 2017

Vetements, весна-лето 2017

Vetements, весна-лето 2017

Vetements, весна-лето 2017

Международные программы сотрудничества молодых дизайнеров и художников

В прошлом и в этом году сразу два больших спортивных бренда повернулись лицом к российским талантам. Adidas Originals и Reebok Classic сотрудничали с отечественным дизайнером Grunge John Orchestra. Explosion, художницей Yeka Haski и с графическим дизайнером из дуэта Orka Collective Ксенией Ставровой. В 2016-м команда Faces&Laces сделала редизайн классической модели Reebok Club C, назвав получившиеся кроссовки City Under Construction. Лимитированная серия обуви посвящена жизни большого города, его перестройке и реконструкции. Подобное сотрудничество далеко не единственный пример того, что «русское» слово вызывает неожиданно широкий интерес.

Контркультурная DIY-марка кожаных курток Bats запустила первую свою коллекцию, которая сразу получилось капсульной. Старейший бренд бурбона Bulleit предложил художнице Маше Калашниковой создать серию косух с провокационными лозунгами на кириллице «Под асфальтом пляж» — девизом парижских студентов, бастовавших в 1968 году, или нахальным «Молодой значит бессмертный». Коллаборация создана специально для нового проекта Made for Bulleit, целью которого является поддержка молодой прогрессивной молодежи.

Bats х Made for Bulleit

Bats х Made for Bulleit

Bats х Made for Bulleit

Bats х Made for Bulleit

Если ранее формулировка «российская мода» вызывала судорожные воспоминания о чем-то дико гламурном, рафинированном и зачастую не имеющем конкретной цельной идеи, то сейчас она, в первую очередь, ассоциируется с личностями, облачившими наши детские воспоминания в модную оболочку. Российская мода заставила сначала Париж, а потом и всю Европу восторгаться советской эстетикой. Все эти худи с длинными рукавами по колено, рваные джинсы, спортивные костюмы с вещевых рынков и бритоголовые парни а-ля Бирюлево оказались нашим главным fashion-богатством. Совсем юные и более опытные дизайнеры внедряют эти коды в свои коллекции. А-лист отечественных модельеров действительно окреп, сами дизайнеры смогли заговорить в полный голос.

Международные коллаборации

Не так давно 19-летний художник из Нью-Йорка Кайл Кастро (aka Legtorn) сделал коллаборацию с российским брендом  ZDDZ London. За названием стоит талантливый молодой дизайнер Даша Сельянова. Выпускница Central Saint Mаrtins не раз одевала звезд вроде M.I.A, Zebra Katz или Риты Оры, принимала участие в финальном нью-йоркском шоу проекта VFiles, однако совместная работа Сельяновой и Кастро стала новым стартом для дизайнера за рубежом.

ZDDZ x Legtorn

ZDDZ x Legtorn

ZDDZ x Legtorn

ZDDZ x Legtorn

Еще одна марка Chakshyn, существуя на рынке чуть более года, уже представила совместную весеннюю капсулу с брендом Braska, которая стала логичным продолжением их подиумной коллекции. На Ukrainian Fashion Week Дима Чаюн и Антон Якшин, основатели марки, очень старались попасть, что называется, в тренд, поэтому представили серию футболок c кричащими надписями «NO BEAUTY ANYMORE!», «NO GENDER ANYMORE!», «NO SEASONS  ANYMORE!». Ребята признаются, что вдохновлялись иронией по отношению к массовой культуре и обществу потребления. Правда, заслуг у них пока не так много. Станут ли они вторыми братьями Гвасалия, покажет время.

Chakshyn, весна-лето 2017 для L’Officiel

Chakshyn, весна-лето 2017 для L’Officiel

Есть ли жизнь после постсоветского тренда?

Эти проекты свидетельствуют об исключительном историческом моменте, когда мы диктуем свою трэшевую моду, и те, кто оказываются в обойме, получают полный карт-бланш. Но как быть с теми, чье видение далеко от массовой культуры? На этот случай есть два любопытных примера.

Первый – это грузинка Рия Кебурия, чьи коллекции с изрядным постоянством мелькают на страницах американского Vogue. Вместе со своим наставником Андреем Бартеневым девушка представила сначала в Париже, а затем на Berlin Alternative Fashion Week перфоманс-показ Spooky Forest. Дизайнер сменила концепцию, объединила в одном проекте близких ей по духу модельеров из Грузии и России. Альтернативный арт-проект был разработан при участии 11 дизайнеров, некоторые из которых ранее были отмечены русским и японским Vogue. Конечно, видение Рии несколько отличается от концепции братьев Гвасалия. Ее стиль больше напоминает гибрид Viktor & Rolf галерейного формата и раннего Maison Margiela с его пристрастием к деконструкции. В Берлине этот проект был принят с восторгом, однако сказать, что он обречен на успех, пока сложно.

И второй. В начале этого года Британский совет моды пригласил дизайнера марки Yana Chervinska показать коллекцию в Лондоне, которая позже была представлена в шоу-руме во время парижской Недели моды. После победы в проекте Harper's Bazaar Fashion Forward Яна официально вошла в список дизайнеров Ukrainian Fashion Week. Коллекция сезона весна-лето 2017 была оценена Vogue.com и Business of Fashion, а знаковые вещи попали в streetstyle-отчеты New York Magazine и на обложку Vogue UA. Чувство цвета и творческая самобытность принесли марке славу украинской версии Rodarte.

Yana Chervinska, весна-лето 2017

Yana Chervinska, весна-лето 2017

Оба примера иллюстрируют тот самый случай, когда эдакий модный хэндмейд хорош лишь в своей нише. Если раньше каждая подиумная коллекция ставила перед собой задачу проникнуть в подсознание зрителя, зацепить его и вывести на эмоции, то сейчас главным мерилом успеха дизайнера является носибельность его трудов. Нагромождение конструкций, эклектика и сложный крой больше не в фаворе. Изменилось восприятие самой моды. Тотальный спорт и функционализм одержали победу над искусством. Если откинуть все эти тренды, то возникает вопрос. А что осталось для самой моды? Действительно ли постсоветские таланты внесли значимый вклад в историю?

Российское современное искусство

Американский бренд Levi’s, который всегда осторожно подходит к выбору партнеров для новых сотрудничеств, обратил внимание на российское современное искусство. Первая в истории американского бренда коллаборация с российским художником Максом Гошко-Даньковым породнила традиционную и современную эстетики. Серия ярких нашивок с фантазийным изображением матрешки, которые были представлены лишь в избранных магазинах бренда, красноречиво говорит о возросшем интересе к российской культуре. Искусство становится проводником для моды. Раньше творческий вектор означал лишь принты для платков, футболок и сумок, а сейчас это средство коммуникации с аудиторией.

Максим Гошко-Даньков x Levi`s

Максим Гошко-Даньков x Levi`s

Elysium Bandini Studios – трансатлантический арт-проект, представленный во время Каннского фестиваля 2016. Культурная коллаборация объединяет разные виды искусства: fashion-показ, театр, музыку и современный танец. Дизайнер Алена Кононова в прошлом успела поработать с Salvatore Ferragamo, возглавить миланский офис Дениса Симачева и выиграть конкурс, организованный дизайнером шляп Стивеном Джонсом. В этом году девушка разработала образы для постановки, а Илья Лагутенко совместно с хореографом Райаном Хеффингтоном, который работал с певицей Сией, сочинил музыкальное сопровождение для проекта.

Elysium Bandini Studios

Elysium Bandini Studios

Elysium Bandini Studios

Elysium Bandini Studios

В марте этого года Outlaw Moscow выиграл первую международную премию модных фильмов Show Studio Fashion Film Award. Ее учредитель – авангардный фотограф Ник Найт – признал ролик российского бренда лучшим на конкурсе единогласно с Никола Формикетти, Гаретом Пью и Дафной Гиннесс. При поддержке британского фотографа дизайнеры сняли вторую часть фильма Outlaw Film 2, гайдлайн которого построен на ретроспективе истории культуры России накануне столетия Октябрьской революции 1917 года.

Почему сейчас?

Надо заметить, что эти проекты инициировались со стороны ключевых фигур индустрии, а значит, перед молодыми дизайнерами дороги полностью открыты. Но почему именно сейчас?

Мода циклична. Смена временных эпох - закономерное явление, и сейчас именно тот момент, когда референс в сторону 90-х снова актуален. Тем знаковым дизайнерам, которые сформировали нынешнюю индустрию (Марк Джейкобс, Раф Симонс, Николя Гескьер, Фиби Файло, Стелла МакКартни), эта эпоха знакома не понаслышке. Каждый из них по-своему трактовал времена бурной молодости, но именно наши 90-е оказались уникальным предложением на рынке. В силу исторических причин те самые «лихие» мы переживали по-особенному и совсем не так, как весь западный мир. Дизайнеры из России и бывшего СНГ, отучившись в Saint Mаrtins и получив опыт в больших брендах, на практике столкнулись с тем, что главная оригинальная идея, которую они могут предложить миру, – это post soviet urban culture.

Надолго ли?

Повальное увлечение постсоветской эстетикой вряд ли продлится долго. Как правило, подобные истории стремительно набирают обороты, быстро стартуют и резко падают. Субкультуры и готовое слово (принты из определенных фраз, например, «Спаси и сохрани» Рубчинского) рано или поздно выходят из строя, не удержав внимание публики. И именно в такие моменты ценными становятся те дизайнеры, которые не стремятся цитировать исторический бэкграунд, а остаются верными собственному абсолютно уникальному видению.

Текст: Яна Горохова

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Яндекс.Метрика