Кристина Краснянская: «Наша главная задача – показать советское не по-советски»
23 марта 2016, 18:46
Кристина Краснянская, Эритаж

31 марта заканчивает свою работу выставка «Советский модернизм — феномен культуры и дизайна ХХ века», приуроченная к восьмилетию галереи «Эритаж». Сегодня эта галерея единственная в России, которая занимается коллекционным западным и советским дизайном.

Хозяйка «Эритажа» Кристина Краснянская рассказала главному редактору «365» Яне Хариной, в чем же заключается феномен советского модернизма, чем хороши «хрущевки» и будет ли нести мебель 60-х годов коллекционную ценность.

Пройдя по выставке, я поняла, что многие вещи мне здесь до боли знакомы. На кого же рассчитана эта экспозиция: на людей, знакомых с советским дизайном, или на тех, кто с ним не успел столкнуться?

У нас получилась всеобъемлющая выставка. Конечно, она рассчитана на оба типа гостей. С одной стороны, это интересно людям, которых окружала советская обстановка. С другой стороны, это познавательно для более молодой аудитории, к тому же одна из главных задач нашей выставки — разбить шаблоны. Показать советское не по-советски.

Галерея неслучайно несколько лет назад занялась именно советским дизайном: есть очень много известных вещей, имен, о которых не знают не только на Западе, но даже и у нас. В силу исторических причин у нас выкинута страница из контекста нашей истории искусства. Есть целая плеяда искусных архитекторов, скульпторов, дизайнеров, о которых сегодня знает очень узкий круг специалистов. Понятие «советский дизайн» очень широкое. Художники-авангардисты обращались к дизайну, все пытались что-то сделать. Но до наших дней ни один предмет авангардного дизайна не дошел. Зато сохранились вещи позднего авангарда, конструктивизма, в том числе Бориса Иофана (один из ведущих представителей сталинской архитектуры. – Прим. «365».) в нашем собрании есть один стул из «Дома на набережной». Остальные можно увидеть в музеях.

ALM-079

Что же такое все-таки «советский модернизм»?

Речь о последнем в истории советского дизайна стиле – модернизме. Официально он датируется 1955-85 годами. Когда вспоминаешь, что такое советский модернизм, идет референс к большой архитектуре. Например, к той же несчастной снесенной гостинице «Россия», которая была одним из ярких объектов советского модернизма. Этот стиль зарождается после смерти Сталина, когда приходит другая власть, новый культ личности. В это же время приходит совершенно необычный период для СССР так называемой «оттепели», когда приоткрывается «железный занавес», и к нам приходит поток свежего западного ветра. Прорывом стал VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов 1957 года, специально для которого Пикассо сделал «Голубя мира».

Что представлено на выставке?

У нас на выставке представлен не только дизайн, но и фотография, живопись, авторские стекло, бронза и фарфор. Задача кураторов была показать то, как эти вещи своей эстетикой созвучны с тем, что делалось на Западе. С окончанием Второй мировой войны появилась острая необходимость расселять коммуналки. Люди начинают получать свое жилье, «хрущевки». Эти самые «хрущевки» — один из негативных шаблонов, с которым ассоциируется у большинства людей тот период. На самом деле это очень интересный стиль, который пришел на смену сталинскому ампиру. И те дизайнеры и архитекторы, которые работали при Сталине, чувствовали себя некомфортно, потому что этот стиль лишен декоративного начала, он более минималистичен, он тяжеловесен по своей форме и восходит своими корнями к идеи Баухаза: функциональность, простота линий, лаконичность, массивность.

ALM-018

 

Но для молодых дизайнеров это было обширное поле для деятельности, где они могли сделать себе имя и оставить после себя совершенно новую архитектуру. И за эти 30 лет сформировался такой стиль как советский модернизм, который был созвучен модному дизайну 50-60-х годов на Западе. Сталинская громоздкая мебель никак не могла поместиться в новых компактных квартирах. Появляются новый размер мебели и конструктор мебели. До сих пор жив первый дизайнер того времени Случевский Ю.В., который представил модульную корпусную мебель. Поначалу у публики она вызвала жуткое возмущение. Но эта мебель была одобрена и запущена. Этот стиль имеет, с одной стороны, социально-экономическую обоснованность, с другой – эта та эстетика, которая существовала на Западе. Это период абстракции, это та культура, которая развивалась параллельно с официальным соцреализмом.

Есть ли какие-то понятия, имена, которые необходимо знать гостям выставки?

Выставки и делаются для того, чтобы людям о чем-то рассказать. Если человек идет сюда и все знает, то он либо специалист в этой сфере, либо коллекционер и ищет вещи, чтобы приобрести. Вообще по сути выставки создаются, чтобы показать новый материал. Я считаю, что для нас это был сложный проект: нужно было совместить очень разные вещи по своему направлению, и чтобы это не превратилось в какую-то кашу, нужно было это грамотно экспонировать. И конечно, хотелось, чтобы вещи были в диалоге друг с другом. У нас представлена ранняя работа Оскара Рабина с горящей библией и рядом «Украинское восстание» 1970 года. Это экспериментальная вещь. Мы хотим заставить, в хорошем смысле этого слова, посмотреть на старое по-новому. Была целая плеяда талантливых людей, которые делали совершенно авангардные вещи, которые прекрасно впишутся в современный западный интерьер сегодня и будет совершенно непонятно, что это было сделано в СССР. Тем то это и ценно, что было сделано художниками, живущими в закрытом государстве. Это параллельная эстетика, параллельная культура.

Кристина Краснянская

Кристина Краснянская

Правильно я понимаю, что выставка была создана, чтобы показать уникальные вещи, а не предметы массового производства?

Безусловно. Когда мы начинали заниматься именно этим периодом, до конца 50-х годов было правило – архитекторы были и дизайнерами. Они делали большую архитектуру, они делали и  интерьеры. Борис Иофан, проектируя «Дом на набережной», создавал и его интерьеры. Каро Алабян – один из ведущих дизайнеров и архитекторов сталинского ампира возвел не только здание Театра советской армии, но и всю мебель для него. Это был полностью его проект. Как раз в 50-е годы начинается разделение на архитекторов и дизайнеров. И, безусловно, за каждой вещью стоит человек, который ее придумал. На нашей выставке собраны именно авторские вещи. Благодаря Строгановской академии, мы смогли найти автора каждой вещи. Да, это были проектные группы, потому что дизайн стал обезличиваться, но за любым предметом стоят люди. Однако это не афишировалось, это было ненужно.

ALM-001

Несет ли эта мебель коллекционную ценность?

Мебель этого периода уже и сейчас в моде. Я уверена, что через пять  лет она будет востребована немного больше, чем сейчас. Я не буду говорить, что она несет коллекционную ценность, но в силу того, что она пропадает с рынка, она будет одним из главных объектов поиска. Сегодня даже то, что было в массовом производстве, сложно найти. С ними безжалостно расставались: кто-то отвез ее на дачу, кто-то просто выкинул. Мы показываем тут советские вещи, а не чешские, румынские или ГДР.

Мебель — это отражение эпохи. Но с точки зрения с сегодняшнего тренда, на волне общего интереса к 50-60-м годам, есть возможность посмотреть, что делалось у нас в СССР.

Выставка называется «Советский дизайн — феномен культуры и дизайна ХХ века». В чем же заключается этот феномен?

Вообще понятие советский модернизм — это феноменальное определение. Модернизм – это термин, который ассоциируется с западным искусством первой трети ХХ века. Феномен советского модернизма еще и в том, что это стиль, который может быть интегрирован в международный контекст. Есть вещи с абсолютно интернациональные, без агитационного подтекста, без тоталитарного налета и пропаганды. Эти вещи спокойно могут стоять в одном ряду с предметами западного дизайна как в музеях, так и украшать квартиры.

ALM-014

Что вам самой нравится больше всего на выставке?

Мне очень нравится диван-«ракушка». Мне, конечно, нравятся работы наших художников- нонконформистов, прекрасный диптих Виктор Пивоваров. Он с Ильей Кабаковым покупали краску, которая вообще не была приспособлена для живописи. Это техническая краска, нитроэмаль, достаточно вонючая с советским запахом. Они на оргалите делали работы, которые сразу же становились объектами. Он делала это в его «абстрактный» период, о котором вообще мало кто знает. И работы Кабакова, которые у нас представлены, тоже сделаны именно в этой технике нитроэмали. Мне очень нравится Эрик Булатов и Олег Васильев. Из стекла – потрясающая декоративная ваза «Электрификация» художницы Хелены Пыльд. Ваза относится к авторскому стеклу, такие вещи есть в двух музеях всего. Я очень люблю скульптуры Николая Силиса и считаю его советским Генри Муром. Удивительно, что эстетика их творчества очень близка несмотря на то, что Силис не имел понятия о том, что существует такой скульптор как Генри Мур. Интересно, что в одно и тоже время в разных точках мира абсолютно разные люди делали одно и то же.

ALM-076

Давайте заглянем на 10-15 лет вперед. Возможно ли, что вы сделаете выставку, посвященную дизайну 90-х и нулевых?

Нет, и я объясню почему. После 1985 года практически исчезает отечественное производство, импорт замещает все. На этот момент наша дизайнерская деятельность завершается. 90-е – это вообще не самый благоприятный период из новейшей истории, тогда вообще мало что производилось.

А сейчас?

К сожалению, нет. Наверное, в Строгановской академии есть талантливые студенты, которые делают хорошие выпускные работы. Но дальше этого не идет. Я мечтаю создать пул из дизайнеров, которые бы создавали достойные вещи со своим лицом, которые были бы достойны появиться на Базеле.

Выставка продлится до 31 марта 2016 года. Адрес галереи «Эритаж»: Петровка ул., 20/1

Текст: Яна Харина
  • VK
  • Facebook

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТСЯ

Яндекс.Метрика