Екатерина Зуева: «Фотокнига – это выставка в кармане»
19 апреля 2017, 20:37

С 12 по 28 мая в Центре фотографии им. братьев Люмьер состоится первый московский фестиваль фотокнижной индустрии и фотографического искусства – Photobookfest 2017. В рамках фестиваля пройдет Конкурс книжных макетов, победитель которого получит возможность издать тираж собственной книги. Заявки принимаются до 25 апреля.

«365» побеседовал с программным директором Photobookfest Екатериной Зуевой и выяснил, почему российские художники не ориентируются на отечественные рынки, как фотокнига существует в России и за рубежом, и по каким критериям жюри конкурса выберет победителя.

Екатерина Зуева

На сайте фестиваля сказано, что миссия Photobookfest – «открыть широкой аудитории фотокнигу как самодостаточный формат художественного высказывания», так что же, все-таки, представляет собой фотокнига? И чем она отличается от альбома?

Фотокнига от альбома, в первую очередь, отличается уровнем присутствия автора. Для фотокниги как для арт-объекта важно все: и архитектура, и монтаж, и фотографии, и материалы, из которых она сделана. Это не только физическая репрезентация работ художника, это «выставка в кармане». Автор при помощи фотографического материала может выстраивать историю, создавать какой-то образ.  За последние несколько лет, в связи с развитием цифровых технологий и цифровой фотопечати, у художников появилась масса возможностей и способов реализовать свой творческий замысел. Самостоятельно сделать макет стало гораздо проще, и только от художника зависит то в каком формате он представит собственную работу. Захочет он сделать легкую «быструю» книгу на скрепках или «долгую», но вдумчиво и самостоятельно. Будет делать ее один или в коллаборации с другими художниками и дизайнерами. Понятно, что издание иллюстрированных книг и книг по фотографии было и раньше. Но это был зачастую продукт больших типографий, а значит, кураторского отбора. Лишь немногие художники-фотографы делали настоящие арт-объекты. Например, Эд Рушей, американский художник, или Нобуёси Араки, японский фотограф, они еще в 1960-1970-х годах удивляли своими книжными проектами.

Как обстоят дела с фестивалями фотокниг в России и, в частности, в Москве?

В Москве фотокнижные фестивали раньше не проводились. А в России крупные мероприятия с международными гостями бывают: в Питере, в Краснодаре проходят фестивали, Балтийская биеннале в Калининграде, углический фестиваль проводится уже 10 год. Фотокнига стала для нас поводом организовать в Москве такое сложносочиненное событие.

Поскольку широкая аудитория незнакома с таким узким художественным форматом, фестиваль ставит себе в том числе просветительские цели. Расскажите подробнее о том, кто будет представлять образовательный блок и, как Вам кажется, всем ли слушателям удастся найти лекцию «по вкусу»?

Фотокнига, казалось бы, очень узкая вещь, но, с другой стороны, она и про фотографию, и про дизайн, и про независимые издательские практики. В образовательной программе фестиваля есть события совершенно разного формата.

Для нас это повод затронуть исторический аспект, поговорить о современном положении вещей в России и в мире, рассказать о молодых российских фотографах, представить их работы.

Образовательная программа будет частично связана с выставочными проектами, один из них – «СССР строит социализм. Шедевры 1930-х годов». В связи с этим прочитают лекции об опытах Родченко и Степановой как редакторов и составителей книг, будут спикеры из Российской государственной библиотеки. Еще одна экспозиция – «Новый разворот» – представит самые интересные работы фотографов России и СНГ за последние несколько лет. Куратор выставки Анастасия Богомолова расскажет о том, что происходит с фотокнигой в России, будут встречи с художниками, которые участвуют в выставке. Пройдут лекции о том, как читать фотокнигу, будут различные дискуссии, круглые столы – это, что касается нашего местного сообщества.

Индустрия социализма. Москва. Изогиз, 1935

Также к нам приедет большое количество международных гостей, что даст возможность обмениваться опытом прямо здесь и сейчас. Третья экспозиция в выставочном блоке представит победителей ежегодной международной премии, которую организует крупнейшее издательство мира «Aperture» совместно с ярмаркой «Paris Photo» – The Paris Photo-Aperture Photobook Awards. Креативный директор издательства Лесли Мартин, она же главный редактор газеты «The PhotoBook Review», презентует последние книги, над которыми работала, и расскажет о том, как существует большое издательство, давшее «зеленый свет» многим молодым авторам. Будет два гостя из Германии – Дитер Нойберт, программный директор фестиваля фотокниг в Касселе, и Калин Крузе, основатель независимого инди-издательства «Die Nacht Publishing+Magazine». Дитер привезет свежие макеты, вошедшие в шорт-лист их конкурса Photobookfestival Kassel Dummy Awards, которые будет любопытно сравнить с работами наших финалистов. Будут гости из Швейцарии, Франции, Литвы, Латвии, Словакии – и все это в рамках образовательной программы. Французский исследователь, организатор экспериментального издательства «Meta/Books» и амстердамской ярмарки «Amsterdam Art/Book Fair» Дельфин Бедель, например, выступит с лекцией о пост-цифровом независимом книгоиздании и внедрении искусственного интеллекта в практики создания печатного объекта.

Gregory Halpern. ZZYZX.

Что еще важно: у нас откроются творческая лаборатория и несколько мастер-классов. В отличие от публичных лекций мастер-классы будут проходить курсами, для участия надо будет подать заявку. У Антона Лепашова, дизайнера из Петербурга, будет 5-дневный курс, а у Калина Крузе – 4-дневный. Творческая лаборатория – это небольшой сюрприз участникам фестиваля. Она пройдет совместно с венгерским художником Питером Пуклусом и будет скорее про фотографию в целом: про взаимодействие фотографа и объекта, про наделение объектов смыслами.

Еще в рамках нашего фестиваля будет портфолио-ревю, это достаточно редкая вещь в Москве и очень востребованная. В течение целого дня авторитетные международные мастера будут оценивать представленные работы. Кто знает, может быть, кому-то удастся произвести впечатление, и получить возможность выставиться или публиковаться.

Елена Холкина. «Doorways».

Имеют ли успех по-настоящему художественные авторские фотокниги в России?

На самом деле, вопрос не к фотографам, а к коллекционерам, институциям и зрителям. Российские авторы, которые хотят реализовать себя в этом формате, не ориентируются на наше поле, они сразу нацеливаются на европейские и американские конкурсы. Многие авторы, чьи книги будут на выставке «Новый разворот», смогли издать их, выиграв зарубежный конкурс или грант – это, например, Данила Ткаченко, Дима Лукьянов, Федор Телков. Порой их фотокниги даже в Россию привести не получается, потому что весь тираж расходится там. В том числе поэтому мы организуем фестиваль, важно говорить об этом формате и подключать специалистов из других областей – типографии, издательства. Мы очень рады, что команда типографии «Парето-Принт» решила поддержать фестиваль. Все-таки есть профессионалы в разных сферах, которые понимают прелесть фотокниги и готовы вкладывать свои силы, чтобы здесь раскачать это также, как и за рубежом.

Почему, на Ваш взгляд, в России никто особо не заинтересован в фотокниге, нет ценителей?

В России, в принципе, с рынком фотографии не так все здорово, как за границей: мало образовательных институций (их по пальцам пересчитать можно – школа Родченко, Фотодепартамент, Британка), не так много музеев и галерей, поддерживающих фотографию. И самое главное – нет системы грантов, которые бы спонсировали проекты фотографической книги. Хотя технически книгу сделать сейчас не так уж сложно, на это нужны деньги, чтобы создать объект, в него надо вложиться. Да и общий уровень достатка среднего потребителя ниже, чем на Западе. Это, в основном, экономический вопрос, но и вопрос огласки. Фотокнига – сложный формат, и рассказывать о нем должны не только специализированные издания.

Чьи фотокниги Вы можете назвать настоящим искусством, будут ли они представлены на выставке?

Да, они обязательно будут. Любопытнее сказать о русской сцене: совершенно чудесная последняя книга Александра Гронского и Ксеньи Бабушкиной «Схема», недавно «Around Art» признало ее одной из десяти самых интересных работ года, наравне с произведениями художников, работающих с другими медиа. Художник-фотограф Юлия Бориссова создает livre d’artiste (книга художника, - ПРИМ. «365»), ее работы также есть в некоторых международных обзорах и топах. Работ Анастасии Богомоловой на выставке «Новый разворот» представлено не будет, так как она сама ее курирует. Тем не менее ее книжные проекты – это всегда нестандартные визуальные решения, она часто обращается к темам семьи и прошлого. Например, книга «Lookbook», выполненная в формате журнала мод. Анастасия перешивает платья по брошюрам своей бабушки и мамы на себя, а потом снимает автопортреты в этих платьях. Работы собраны в книге, которая похожа на журнал с лекалами, как будто открываешь Бурду, полностью сделанную из работ Насти. Так, она старается переосмыслить прошлое.

Юлия Бориссова.

Расскажите про международные фестивали: на кого ориентировались и чем отличается от них московский Photobookfest?

Есть несколько основных фестивалей, связанных с фотокнигой – это фестиваль в Вене, кассельский фестиваль, выставка на «Paris Photo», «London Art Book Fair» и еще несколько парижских выставок, которые проходят параллельно с «Paris Photo». Многие из них в отличие от нашего события строятся по другому принципу: они короче и ядром фестиваля становятся продажи. Там также бывает большая образовательная программа и мастер-классы, но по сути это ярмарка. Мы же везем иностранных гостей как специалистов, а не как продавцов. У нас совсем другой формат.

Мы сместили фокус главного события, и учитывая, что мы выставочная площадка, решили сделать центром нашего фестиваля конкурс. Выставочная программа будет кремом, а образовательный блок – посыпкой из кокосовой стружки. Завершит композицию портфолио-ревю – оно станет вишенкой сверху.

Кассельский фотобукфест, в целом, похож на наш фестиваль, у них тоже есть конкурс. Но обычно тираж в большом объеме автору не достается. Мы же не берем на себя роль издательства, основной тираж книги будет принадлежать не Центру фотографии, а самому автору. Мы институция, которая иногда издает книги, потому что их нельзя не издать, но это не основная форма нашего существования, нам важно художнику-фотографу сделать хорошо.

Теперь, что касается конкурса. Победитель получит возможность издать тираж собственной книги, будет оценен международным жюри и представлен на выставке рядом с уже именитыми авторами - ведь это серьезная поддержка молодых талантов, наверняка, Вас уже завалили заявками?

До конца приема заявок я не могу распространяться о том, кто и с чем участвует. Скажу только, что художники совершенно разных возрастов: есть авторы, которые могли бы издать свою книгу еще лет 40 назад, есть совсем молодые и экспериментирующие, а есть те, кто уже имел успех. География конкурса – Россия, СНГ и Грузия – нам хочется инициировать интерес к фотокниге на всем пост-советском пространстве. В той же Прибалтике, например, с форматом фотокниг дела обстоят гораздо лучше, чем в Казахстане, поэтому Казахстан есть среди стран, от которых мы ждем заявки, а вот Прибалтика – нет. К нам уже поступили макеты из Азербайджана, Казахстана, Украины. Мы очень рады, что удается достучаться до соседей, очень хочется выйти на международный уровень.

По поводу жюри, почему было принято решение выбрать разные составы для отборочного и финального этапов?

Отбор работ – это довольно пыльная работа, заявок много, все книги нужно будет подробно рассмотреть и выставить оценки по разным критериям. Мы доверили это занятие профессионалам местного сообщества, они сформируют шорт-лист. Финалистов конкурса будет порядка 20. Среди жюри отборочного этапа специалисты из разных областей с разными профессиональными навыками: куратор, фотограф, дизайнер, искусствовед, специалист по типографскому производству. Важно, что жюри финального тура лишены дополнительной информации о том или ином авторе, которая циркулирует внутри фотографического сообщества. Нам кажется, что их мнение будет более абстрагированным. Это должен быть свежий и более широкий взгляд – они видели книги из разных стран, разных форматов. Среди них также есть и художники, и редакторы, и издатели, и кураторы – работы оценят всесторонне.

Выбрать одну единственную книгу будет непросто, поэтому у нас потихоньку образуются бонусы и сюрпризы. Так, появился приз за второе место от нашего партнера Lumix –  фотокамера Lumix DMC-G80MEE, мне кажется, в плане утешения – это неплохо. Еще хотим организовать jury mention (специальное упоминание жюри, – ПРИМ. «365») – пусть это будет не денежный приз, но отметить дополнительно кого-то еще очень хочется.

По каким критериям будет происходить отбор работ в шорт-лист, на что будете опираться?

Есть три основных критерия. Первый – это концепция, идея, ее сложность, то каким образом поднимается и реализуется тема. Второй – дизайн и все, что связано с оформлением книги. И третий – техническое мастерство исполнения: какие выбраны материалы, как все сшито, почему, например, использованы красные нитки. Мы понимаем, что это конкурс книжных макетов, и что мы не получим готовые музейные экспонаты. Не у всех художников есть доступ к возможностям крупного типографского решения, которое как раз и предоставится победителю. Тем не менее мы принимаем заявки не в электронном формате, а в виде физических предметов, потому что для книги как для объекта важно все, и даже в этот рукодельный одноэкземплярный вариант макета нужно вложиться по максимуму.

Наталья Балута. "Потом".

И напоследок, расскажите, чего Вы ждете от этого фестиваля в глобальном смысле?

Я жду ощущения праздника, фестиваль – это всегда очень нервно, но при том очень эмоционально насыщено. Надеюсь, что это событие станет точкой сборки для любителей фотографии, для авторов и для тех, кто неравнодушен к визуальной культуре. Очень жду, что приедут люди из других городов и стран, тогда это будет настоящей победой.

Интервью подготовила Екатерина Мачихина

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Яндекс.Метрика