cBD6xAgg5Ag

Дмитрий Окружнов и Мария Шарова: «Нравится или не нравится — не категории понимания современного искусства»

30 апреля 2015, 16:04

В рубрике ARTIST TALK мы продолжаем знакомить вас с самыми многообещающими и влиятельными современными художниками. Талантливый молодой дуэт Дмитрия Окружнова и Марии Шаровой поделился с Екатериной Фроловой мыслями о том, какие угрозы и возможности преподносит нам современное информационное поле, своей романтической легендой и объяснил, как современное искусство помогает понять окружающий мир.

Дмитрий Окружнов и Мария Шарова — участники программы «Молодые львы», организованной ММСИ-MMOMA  и галереей «Триумф». В настоящее время на эти двух площадках проходят две их персональные выставки — «В окружении действительности» и «Вакуум»

В своей новой выставке вы визуализируете чувства человека, погруженного в информационный поток новостей. Как вы думаете, может ли современный человек быть вне информационного поля? Как тогда могли бы быть визуализированы его чувства?

Д. —  В современном обществе уже не возможно говорить о человеке, изолированном от информации.Untitled1

М. — Только если есть какая-то крайняя форма эскапизма. Ведь информационное поле — это не только интернет, телевидение или радио, это и новости бабушек на лавочке, сплетни и слухи, а так же реклама, которую мы видим или слышим.

«Современное искусство — это скорее инструмент понимания и анализа окружающей действительности»

В пресс-релизе к выставке говорится о том, что у поколения, рожденного в 80-90-е годы теряется связь с реальностью в результате длительного нахождения внутри новостного потока. А другие поколения — старшие и более молодые, дети, — разве они в меньшей степени подвержены тому чувству, которое вы воспроизводите в глобальной инсталляции выставки?

М. — Конечно, более старшее поколение, а особенно те, кто младше, тоже живут в медийности. Даже когда не было интернета, а было радио и телевидение, люди были подвержены влиянию информации. Просто именно поколение, рожденное в 80-90 годы первым почувствовало на себе полное погружение в медийность, именно оно первым осознало всю трагедию, а может, наоборот, счастье жить в виртуальном мире.

Д.- Все живут в виртуальности, просто в разной степени.

DSC_2419

 

Если новостной поток рушит логику, что же делают образы современного искусства, если рассматривать его также глобально и хаотично, как инфопоток новостей?

М. — Не думаю, что современное искусство рушит логику. Наверное наоборот, оно пытается выстроить логику в понимании мира. Современное искусство — это скорее инструмент понимания и анализа окружающей действительности.

В своем совместном творчестве вы говорите о будущем посредством классической живописи. Почему вы выбираете именно этот художественный язык для реализации своих идей, а не используете другие технологии, популярные среди современных художников?

Д. — Для нас живопись — это классическое медиа, с помощью которого художники говорили о реальности. Именно поэтому, чтобы показать реальность виртуальности, мы используем живопись.

«Чтобы понимать современное искусство необходимо иметь определенный набор знаний, который дает тебе возможность делать логические выводы, анализировать то, что ты видишь, искать смысл в каждой детали»

Насколько мне известно, вы являетесь не только творческим союзом, но и семьей. О каких представителях или течениях современного искусства вы рассказываете своим детям?

М. — Наши дети пока не в том возрасте, чтоб всерьез воспринимать современное искусство. Все-таки, чтобы понимать современное искусство необходимо иметь определенный набор знаний, который дает тебе возможность делать логические выводы, анализировать то, что ты видишь, искать смысл в каждой детали.  Маленький ребенок не обладает этими знаниями. Все что он может сказать об увиденном — нравится или не нравится. А это не категории понимания современного искусства.

«Современный человек не мыслит себя без виртуальности и абсолютно не обязательно в этот момент физически находиться онлайн или смотреть телевизор»

Но это не значит, что мы не ходим с детьми на выставки. Например, нашей старшей дочери очень понравилась выставка Пригова в ГТГ (Государственная Третьяковская галерея — прим. ред. 365mag), особенно когда надо было что-то слушать в наушниках.

Как ваши личные отношения влияют на творческий процесс? Как это сказывается на выборе тем/проблем, прорабатывамых в творчестве?

Д. — Наши личные отношения никак не влияют на творчество. У нас есть тема, которую мы развиваем, которая нас обоих одинаково волнует

М. — Мы не смешиваем семью и искусство.

DSC_2428

 

Выставка «Вакуум» показывает, как стираются границы между реальностью и виртуальностью. Можно ли сказать, что наша жизнь разделилась на две параллели — онлайновую и оффлайновую, — которые все-таки иногда пересекаются, хотя бы в подсознании?

М. — Наверное, сейчас уже сложно говорить о разделении на параллели. Уже давно произошло слияние. Современный человек не мыслит себя без виртуальности и абсолютно не обязательно в этот момент физически находиться онлайн или смотреть телевизор.  Виртуальный мир давно вокруг нас.

«Для нас любое изображение конкретно, даже если оно распикселизованно»

Что вы думаете о том, что сейчас в онлайне, в виртуальном мире, люди проводят почти половину,  а  то и больше, своей жизни? Вы считаете это проблемой или это новые возможности?

М. — Сложно делать какие-то выводы. Скорее всего, та ситуация, в которой сегодня живет человек — это логическое развитие истории.

Вы оперируете абстрактными образами, расскажите, пожалуйста, как нужно смотреть на абстракцию, чтобы понять смысл, вложенный в нее автором?

Д. — Мы не работаем с абстракцией. Для нас любое изображение конкретно, даже если оно распикселизованно.

DSC_2446

 

Все художники по-разному реагируют и откликаются на события в окружающей жизни, а как вы фильтруете из всего массива современных проблем то, что освещаете в своем творчестве?

М. — Сложно сказать, нет какого-то определенного рецепта или маркера, который бы определил для нас нужную тему или сюжет. Скорее, выбор всегда происходит интуитивно. У нас есть одна общая тема, которую мы исследуем —  виртуальная реальность и реальность виртуального. А все остальное — сюжеты, отдельные изображения, ситуации — это повод поговорить на эту тему.

«Идеальнее всего, если бы зритель, после просмотра нашей выставки, понял, что мир сложнее, чем кажется, и есть много всего, что он не знает и не понимает»

Д. — Но это не значит, что все остальное не важно. Мы, как люди, живущие в России, реагируем и на социальные и политические события.

Что стало катализатором ваших размышлений и глубокого осмысления проблемы разрушительного влияния интенсивного инфопотока на мироощущение личности?

Д. — Таким катализатором стал наш отъезд из Москвы в другой город. Именно тогда мы поняли насколько зависимы от информации, которая обрывками долетает до нас. Мы поняли насколько интернет и телевидение формирует нашу реальность.

DSC_2432

 

Как вы думаете, как может измениться восприятие действительности у зрителей после посещения вашей новой выставки?

М. — Думаю, что идеальнее всего, если бы зритель, после просмотра нашей выставки, понял, что мир сложнее, чем кажется, и есть много всего, что он не знает и не понимает.

«В искусстве вообще нет избранных и никто ни от кого ничего не ждет. Наоборот, это ты каждый раз должен доказывать, что ты не случайно здесь оказался»

Вы участвовали в IV Московской Международной биеннале молодого искусства. Чувствуете ли вы себя «избранными» художниками, от которых многого ждут? Вы на себе когда-либо ощущали давление рамок «актуального искусства»?

Д. — В искусстве вообще нет избранных и никто ни от кого ничего не ждет. Наоборот, это ты каждый раз должен доказывать, что ты не случайно здесь оказался.  А рамки у актуального искусства есть, и приходиться иногда с ними бороться.

Наблюдай. 250х378.х.акр. 2015г.

 

Что для вас более приоритетно: понравиться зрителям или арт-критикам?

М. — Конечно одобрение со стороны одного профессионала намного ценнее, чем сотня восторженных возгласов от обычных зрителей.

«Важно, чтобы художник говорил не только о глобальном, но и о конкретном»

Расскажите, пожалуйста, как вы стали дуэтом по жизни? Какая романтическая легенда у вашего союза?

Д. — Наша романтическая легенда укладывается в одном предложении (улыбается) — мы всегда рисовали вместе и рисуем до сих пор.

Сейчас много разговоров про кризис семьи и про то, что замужние женщины с детьми в искусстве дискриминируются. Как показывает ваш личный опыт, сколько в этом правды? И легче ли семьей заниматься творчеством и «выживать» в мире искусства?

М. — Главное не завязнуть в быте. Если есть желание делать искусство, можно всегда найти выход. В нашем случае нам очень помогают бабушки (улыбается).

unnamed-9

Я так поняла, что вы осмысляете последствия влияния индустриализации и урбанизации на человека. Помимо формирования информационного пространства, какие еще процессы вас беспокоят?

Д. — Социальные и политические события в стране и в мире, которые сейчас происходят. Важно, чтобы художник говорил не только о глобальном, но и о конкретном.

Какую публику вам бы хотелось увидеть на своих выставках?

М. — Разную. И обычных зрителей, и профессионалов. Мы надеемся, что каждый на нашей выставке найдет что-то для себя.

 

Читайте также другие интервью рубрики ARTIST TALK:

Альберт Солдатов: «У искусства нет задачи нравиться всем и быть красивым»

Фотохудожник Дмитрий Рязанов: «Все современные художники как Черкизовский»

Микаэла: «В России, говоря о современном искусстве, — почти всех можно упрекнуть в непрофессионализме»

Текст: Екатерина Фролова
  • VK
  • Facebook

Новости

IMG_2079
Анна Ходорковская: «Вы упустили свой шанс»

Яндекс.Метрика