Конвейер дал сбой: почему фильм «Тор: Рагнарек» может вас разочаровать
2 ноября 2017, 15:10

Рано или поздно это должно было случиться: Marvel Studios выдохлись. Как ни странно, но именно «Тор: Рагнарек», долгожданный для многих зрителей и особенно поклонников комиксов фильм, стал тем самым проектом, который погубило равнодушие создателей. Картина не только не демонстрирует ничего нового в рамках франшизы, но и оказывается не в силах тягаться с наименее удачными лентами киновселенной Marvel.

Так уж вышло, что фильм, насквозь пропитанный плоским юмором и бессодержательным действием, не спасли ни новозеландский режиссер Тайка Вайтити («Реальные упыри»), ни фантастические спецэффекты, которых в «Рагнареке» явный избыток, ни камео Стэна Ли. Более того, даже всеми любимый Локи в исполнении Тома Хиддлстона, прежде всегда радовавший нас своими ироничными остротами, выглядит здесь так, будто его подменили! С Тором же, вновь сыгранным мускулистым красавцем Крисом Хемсвортом, дела обстоят чуть лучше, за исключением того, что австралийский актер так и не научился играть. Одним словом, конвейер дал сбой.

Кадр из фильма «Тор: Рагнарек»

Разобравшись с делами на Земле, а также заглянув по дороге на огонек к демону Суртуру (Клэнси Браун), Тор (Крис Хемсворт) возвращается в Асгард, где первым же делом разоблачает своего брата Локи (Том Хиддлстон), прикинувшегося их отцом Одином (Энтони Хопкинс) и узурпировавшего власть во время его отсутствия. При помощи Доктора Стрэнджа (Бенедикт Камбербэтч) Тор и Локи находят пропавшего Одина, который предупреждает их о приближающимся Рагнареке, так называемой «гибели богов». Вскоре после этого братья сталкиваются с таинственной и могущественной Хелой (Кейт Бланшетт), богиней смерти, решившей захватить Асгард, чтобы править им единолично. В ходе битвы с обезумевшей злодейкой Тор лишается своего могучего молота, после чего они с Локи попадают на планету Сакаар, где из бога-громовержца делают раба-гладиатора. Тору предстоит сразиться с действующим чемпионом арены, которым оказывается его старый друг из команды «Мстителей», зеленый громила Халк (Марк Руффало), очутившийся здесь задолго до него. Понимая, что в одиночку со всеми возникшими проблемами ему никак не справиться, Бог молнии решает собрать команду, состоящую из таких же отважных воинов, как и он сам, чтобы остановить Хелу, а заодно попытаться предотвратить Рагнарек.

Кадр из фильма «Тор: Рагнарек»

Киновселенная Marvel поспособствовала росту зрительского интереса к фильмам про супергероев, которым так не везло в начале нулевых (исключение составляли разве что «Люди Икс» и трилогия Сэма Рэйми «Человек-паук»). Главной заслугой франшизы, а также ее фирменной «фишкой», создатели считают юмор, без которого не обходится ни одна из картин, выпущенных под эгидой Marvel Studios. Проекты данной линейки излучают оптимизм – это факт. Именно поэтому многим в свое время так полюбились «Стражи Галактики» (2014), которые, несмотря на всю ироничность происходящего, продолжали оставаться трогательной историей об обретении семьи. И, казалось бы, странно удивляться тому, что новоиспеченный марвеловский блокбастер «Тор: Рагнарек» получился, скорее, комедией, чем боевиком. Так как перед лентой стояло сразу несколько задач – завершить трилогию о Торе, подготовить почву для «Войны бесконечности» (продолжение «Мстителей») и представить зрителям целую плеяду новых персонажей (Хела, Суртур, Валькирия, Грандмастер и др.) – уповать на ее совершенность не приходилось. Однако то, что вышло в итоге, ни в какие ворота не лезет: вместо размашистого фантастического фильма-катастрофы мы имеем беззубую и донельзя плоскую трагикомедию о трудовых буднях супергероя-бога, не прекращающего отпускать глупые и неуместные шуточки даже перед лицом Армагеддона.

Кадр из фильма «Тор: Рагнарек»

Посадив в режиссерское кресло новозеландского постановщика Тайку Вайтити, создателя таких комедийных хитов, как «Реальные упыри» (2014) и «Охота на дикарей» (2016), не имеющего опыта работы над крупнобюджетными проектами, Marvel Studios рассчитывали таким образом привлечь внимание публики, для которой это имя – не пустой звук. У Вайтити успела сформироваться собственная (и очень крепкая) фан-база, поэтому нет ничего удивительного в том, что именно ему предложили возглавить съемки «Рагнарека». Мастер гротескной черной комедии виделся наиболее перспективной кандидатурой на пост режиссера третьей части «Тора», особенно если учесть тот факт, что два предыдущих фильма (были поставлены Кеннетом Браной и Аланом Тейлором соответственно), посвященных похождениям бога-громовержца, были, мягко говоря, средними. Несмотря на все заявления Вайтити о предоставленной ему творческой свободе, «Рагнарек» оказался не более чем очередным студийным проектом, снятым по всем лекалам масштабного, но пустого блокбастера, ближайшим аналогом которого, как ни странно, выступают отнюдь не «Мстители» (2012), а «Лига выдающихся джентльменов» (2003). Как бы печально это не звучало, но «Тор» превратился в дорогостоящее цирковое шоу, в котором на минуту хронометража приходится по две-три нелепые (и не подкрепленные при этом абсолютно ничем) безвкусные шутки.

Кадр из фильма «Тор: Рагнарек»

С одной стороны, Вайтити можно понять: новозеландец хочет в Голливуд, а проект подобного масштаба, который у всех на слуху, наиболее верный путь к успеху. С другой, выходит, что режиссер поддался системе, решив пренебречь своим, без сомнения, уникальным авторским видением в пользу конвейерной продукции. Вина Вайтити не в том, что он согласился снимать этот фильм, а в том, что даже за него не поборолся. Однако без приятных отсылок к предыдущим работам постановщика все же не обошлось (шутка про «трех вампиров»), да и общий антураж ленты выглядит очень «по-вайтитивски» (до поры до времени). К слову, сам Вайтити появляется в фильме сразу в двух запоминающихся образах: режиссер исполнил роль каменного гуманоида Корга, одного из новых друзей Тора, а также изобразил демона Суртура, озвученного Клэнси Брауном («Побег из Шоушенка»), с помощью костюма для «захвата движений».

Кадр из фильма «Тор: Рагнарек»

Собственно, в чем главная проблема фильма? Помимо нескончаемого потока низкопробных гэгов, которые по своей абсурдности превосходят шутки про «какашки» во вторых «Стражах Галактики», в «Рагнареке» не все так гладко с сюжетом. Точнее, полная беда. Фильм изначально задает очень стремительный тон повествованию: действие в первой половине беспорядочно и обрывочно (за 10 минут успевает смениться сразу несколько локаций), завязка слишком затянута, а сама история развивается скачкообразно (зрителя периодически кидают из одной сюжетной арки в другую, при этом особо не углубляясь в подробности) и попросту невнятно. Прошлые «Торы», какими бы вымученными в сценарном плане они не были, такого себе не позволяли, поддерживая целостность между основной сюжетной линией и ее ответвлениями. «Рагнарек» же мчится на всех парах, оставляя после себя чувство недосказанности. Более-менее сюжет выравнивается и обретает свою истинную форму, шумного, но очень красочного балагана, во второй половине, когда Тор попадает на другую планету, где становится гладиатором, а позже сражается с Халком. Печально лишь то, что никакой эмоциональной подоплеки эти поспешно сменяющиеся эпизоды – прощание с Одином, разбитый молот, нападение Хелы на Асгард, противостояние Тора и Халка – не несут. Хотя тот самый Рагнарек, который случается ближе к финалу, нам все же показали. И да, это действительно самая сильная (видимо, потому, что очень неожиданная) часть фильма.

Кадр из фильма «Тор: Рагнарек»

Пожалуй, «Тор: Рагнарек» получился наименее содержательным фильмом киновселенной Marvel. Если семейные перипетии не вызывают должного эмоционального отклика, то, спрашивается, зачем здесь вообще нужны вставные эпизоды с «призраком» Одина? Чтобы показать, как все плохо? Или затем, чтобы дать «минуту славы» ветерану актерского труда Энтони Хопкинсу? Так или иначе, эффекта ноль. К плоским шуткам, невразумительному сюжету и заурядному действию также прилагаются слабые актерские работы, плохо прописанные персонажи и цветастый, но не особенно впечатляющий экшн. Что касается положительных героев, то больше всех, разумеется, повезло Тору. Австралиец Крис Хемсворт не сдает позиций: у него красивый торс и мощные бицепсы. Никого не волнует, что  он кривляется больше, чем играет. Что же, вселенная любит постоянство, и хоть где-то оно есть! Потенциально интересный персонаж – воительница Валькирия в исполнении звезды «Крида: Наследия Рокки» (2015) Тессы Томпсон. Мило улыбается, много пьет и храбро сражается. Любовный интерес Тора на следующие несколько фильмов. Хочется верить, что вялый дебют в «Рагнареке» – не конец пути. А то так и по Натали Портман (Джейн Фостер) успеем соскучиться. Относительно мало Марка Руффало, поэтому первоначальный анонс фильма, обещающий нам грандиозное бадди-муви с участием Тора и Халка, оказался не совсем правдив. Сам Халк, к слову, стал выглядеть более натурально, компьютерная графика практически не бросается в глаза.

Кадр из фильма «Тор: Рагнарек»

Вот уж кто точно казался лишним на этом «празднике жизни», так это Локи, главный любимец публики, вновь сыгранный харизматичным Томом Хиддлстоном. Впервые бог лжи и обмана был словно не своей тарелке. Такое чувство, что Хиддлстона насильно затащили на съемочную площадку: ни тебе ироничных острот, ни коварной улыбки. Скучные антагонисты – одна из главных бед киновселенной Marvel. И «Тор: Рагнарек» это наглядно доказывает. Если демон Суртур (Клэнси Браун) появляется лишь тогда, когда должен, то есть, формально не являясь главным злодеем картины, то богиня смерти Хела, воплощенная на экране двукратной обладательницей премии «Оскар» Кейт Бланшетт, посягает на эти лавры. Насколько обворожительна актриса в этом «дьявольском» образе, настолько плохо с ее персонажем обошлись создатели фильма: мы видим Хелу на экране от силы 15 минут, за которые толком ничего о ней не узнаем. Где-то на втором плане затерялись Джефф Голдблюм, сыгравший Грандмастера, правителя планеты, на которую попадает Тор, брутальный Карл Урбан, умело обращающийся с автоматом Калашникова асгардец Скурдж, и Бенедикт Камбербэтч в роли уже нам знакомого мага с Земли – Доктора Стрэнджа. А Стэн Ли опять лучше всех!

Кадр из фильма «Тор: Рагнарек»

Визуально «Тор: Рагнарек» очень сильно напоминает «Стражей Галактики. Часть 2»: симпатичная картинка, стилизованная под ретровейв, ярко выраженные кислотные цвета и зубодробительный экшн, сопровождаемый зажигательными музыкальными композициями. Тут марвеловцы не подкачали, в спецэффектном плане им по-прежнему нет равных. Гладиаторский поединок между Тором и Халком на арене Грандмастера впечатляет своим размахом, уступая по эпичности разве что сцене, открывающей картину, в которой бог грома в одиночку противостоит подземной армии Суртура, а на фоне в это время играет песня «Immigrant Song» британской рок-группы Led Zeppelin. Занимательно, что позже эта же тема звучит во время финального сражения за Асгард, то есть, как бы проходит через весь фильм. И да, глядите в оба: в «Рагнареке» припрятано несколько «пасхальных яиц», которые будут особенно приятно восприняты поклонниками комиксов Marvel. Кроме того, после просмотра вас ждут две сцены после титров, оставаться на которые, в общем-то, не так уж и обязательно.

Кадр из фильма «Тор: Рагнарек»

Фильм пытается усидеть сразу на нескольких стульях, но ему это не удается. Обилие плоских шуток, скомканный сюжет, сбивчивое повествование и слабые актерские работы – делают фантастический блокбастер «Тор: Рагнарек» проходным и необязательным. К сожалению, налаженный марвеловский конвейер дал сбой. Как ни крути, но на одних только спецэффектах далеко не уедешь. Хотя кого это волнует, ведь кассу-то «Тор» все равно соберет.

 

Текст: Влад Горбачёв

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Яндекс.Метрика