Другой взгляд на Стивена Моррисси в фильме «Англия принадлежит мне» Марка Гила
20 ноября 2017, 15:09

«Англия принадлежит мне» — один из тех фильмов завершившегося 19 ноября «Бритфеста»-2017, который не дойдет до российского проката и останется в памяти благодаря нескольким вечерним показам. В этом году на фестивале было достаточно «смежных» фильмов, которые можно назвать «не совсем британскими», например, «Последний портрет» или «Убийство священного оленя». Вперемешку с мейджоровскими фильмами, как «Виктория и Абдул» и «Прощай, Кристофер Робин», лента «Англия принадлежит мне» предлагает посмотреть на «британскость» в полной ее мере, обращаясь к музыке, литературе и хмурой атмосфере рубежа 70-80-х годов.

Режиссер картины Марк Гил решил выйти из жанровых рамок биографического кино в своем дебютном фильме, добавив картине больше драматичности и лиричности. Благодаря двум настроениям, игрой с пафосом, лента предстает очень личной работой, но ни в коем случае не настоящим байопиком, чего могут ожидать фанаты самого Моррисси и The Smiths.

Фильм повествует о ранних годах только начинающего свой творческий прорыв Стивена Моррисси, создателя группы The Smiths, которая изменила британскую музыкальную сцену навсегда. Главную роль играет Джек Лауден.

Кадр из фильма «Англия принадлежит мне»

Атмосфера Манчестера рубежа 70-х – 80-х годов, английская поэзия, Roxy Music и New York Dolls были ключевыми элементами картины. По мнению Гила, в таком окружении существовал и пытался творить сам Моррисси, в настоящее время — икона в музыкальной индустрии. Режиссер пытается отстраниться от этого «лейбла» и посвятить больше внимания тем деталям, которые сформировали тот самый мир музыканта в его лирических текстах.

«Англия принадлежит мне» представляет собой некий анализ литературного произведения, в данном случае – лирики самого Стивена Моррисси, которая существовала одновременно с песнями таких групп, как Sparks, Sex Pistols и Брайан Ферри. Режиссеру и сценаристу Уильяму Такеру не нужна была достаточно нарциссичная автобиография Моррисси, чтобы понять глубины души музыканта, – им хватило его творчества и тех работ, которыми сам певец увлекался в молодые годы.

Кадр из фильма «Англия принадлежит мне»

Поэтому мизансцена обставлена портретом Оскара Уайльда, постером с Джеймсом Дином, пишущей машинкой, магнитофоном и виниловым проигрывателем. Режиссер детально показывает творческую обстановку. Создатели фильма не ставили себе основными целями достоверность и следование фактам. Поэтому и сами актеры, и остальная съемочная группа не пытаются понять, кто такой на самом деле Моррисси, – они воспроизводят тот образ, который драматургически создан из идеи.

Актер Джек Лауден наделяет своего персонажа максимально нестандартными человеческими качествами, чтобы показать необычное поведение известного музыканта. В то же время оператор Николас Д. Ноуленд не дистанцирует героя от зрителя, тщательно следя через крупные и средние планы за его коммуникацией с окружающей средой. Адресность же объясняется больше через звуковой ряд и городскую пейзажность города, хотя Манчестер совершенно не имеет собственной сюжетной линии.

Кадр из фильма «Англия принадлежит мне»

Стивен Моррисси предстает перед зрителем человечным – по словам самого режиссера, он не хотел никого обидеть. Однако фильм достаточно субъективен. Вероятно, Марк Гил, подражая музыканту, решил высказаться прямолинейно. Получается, «Англия принадлежит мне» – собственное размышление режиссера, в некотором роде исследование на тему творческой личности и созданного ею мира. Нарциссизм Моррисси уходит на второй план, сам его образ приобретает некоторую гуманность, но вступает в противоречие с окружением, где он вынужден выживать.

Медийное изображение, которое создавал все эти годы сам Стивен Морриси, стирается, и остается просто молодой человек со своими внутренними, повседневными проблемами. Депрессивный аутсайдер, который в своей комнате пишет эпитафии самому себе.

Кадр из фильма «Англия принадлежит мне»

Стилистически Марк Гил пробует постмодернистки играть с кадром, монтажом и потом уже –  с аудиторией, но на самом деле здесь нет никаких попыток взаимодействия со зрителями. Арт-форма в этой картине слишком художественная, несмотря на мейнстримную тему — психологизм молодого артистичного человека, который «потерялся» во времени и хочет изменить мир так, чтобы его имя вошло в историю. Режиссер пытается продвинуть эту идею через пустые разговоры главного героя с неглубокими и недальновидными персонажами, которые уже точно ничего не изменят в этой жизни.

«Я верю в вас» — говорит экранный Стивен Морриси. Почти те же самые слова говорила ему его родная мать, когда после очередного «брэйкдауна» он был не в силах совладать с реальностью и собственным «призрачным» внутренним миром. Его надо было выпустить наружу.

Марк Гил морализирует кино, но оставляет его достаточно социальным, стараясь не исказить повествование мелодраматикой. Недосказанность, внутренние монологи, артистичность лейтмотивом пролетают через всю экранную историю. Хмурость Манчестера, холодность эпохи – все деформирует состояние молодого поколения. Но это все-таки их Англия.

 

Текст: Ася Заболоцкая

НОВОСТИ


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Яндекс.Метрика